Династии святых. Святой праведный Алексий и священномученик Сергий Мечёвы

В жизни Православной Церкви очень многое значит традиция, и многие традиции живут уже не одну сотню лет. И это очень важно, потому что народ, не знающий своей истории, подобен ребенку – он заново должен познавать все. Традиция сохраняет то, что является неизменным на протяжении долгого времени, она является связующим раствором между поколениями.

 

Наша семья, например, уже много лет собирается на Рождество и Пасху у бабушки, и сколько я себя помню, это было так. Сейчас уже мои дети, и дети моих родных и двоюродных братьев и сестер собираются с нами. Бог даст, будут собираться и наши внуки. И я знаю, что когда мы собираемся, мы чувствуем себя одним целым, несмотря на то, что все такие разные.

 

В священнических династиях тоже существуют традиции, и в том числе традиции воспитания. Давайте прикоснемся к опыту жизни и воспитания, который явил нам двух святых: отца и сына.

 

Жизнь святого праведного Алексия Московского

 

Святой праведный Алексий Мечёв

Святой праведный Алексий Мечёв

Святой праведный Алексей Алексеевич Мечёв родился в 1859 году, его отец был регентом кафедрального Чудовского хора, а его дед протоиерей Иоанн Мечёв служил в Коломенском уезде.
Вот так описывается жизнь семьи, где воспитывался святой Алексий, в его житии: «В двухкомнатной квартирке в Троицком переулке в семье регента Чудовского хора царила живая вера в Бога, проявлялось радушное гостеприимство и хлебосольство; здесь жили радостями и горестями каждого, кого Бог привел быть в их доме. Всегда было многолюдно, постоянно останавливались родные и знакомые, которые знали, что им помогут и утешат».

 

Когда у сестры матери умер муж, они приняли ее вместе с тремя детьми к себе жить, несмотря на то, что пришлось очень сильно потесниться.

 

Алексей Мечёв хотел после окончания Московской духовной семинарии стать врачом, чтобы как можно больше пользы приносить людям. Но мать решительно воспротивилась этому: «Ты такой маленький, где тебе быть доктором, будь лучше священником». Пойти против воли матери, которую так уважал и любил, он не мог. Впоследствии батюшка понял, что обрел свое истинное призвание, и был очень благодарен ей.

Послушание родителям, даже уже в достаточно взрослом возрасте, вознаграждается Богом.
Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу. (Кол. 3:20)

 

Семья

 

В семье диакона, а затем священника (с 1893 года) Алексия Мечёва и его супруги Анны родились пятеро детей: Александра (1888), Анна (1890), Алексей (1891), Сергей (1892) и Ольга (1896), но Алексей умер на первом году жизни.

 

Храм святителя Николая на Маросейке в Москве

Храм святителя Николая на Маросейке в Москве

Отец Алексей практически ежедневно служил в небольшом храме Святителя Николая в Кленниках, что на Маросейке. И в течение восьми лет храм часто бывал пуст, — люди еще не знали…

 

В 1902 году умерла супруга отца Алексея Анна (в девичестве Молчанова).

 

Община

 

В это время купеческая семья Алексей и Клавдия Беловы, с которыми был близок отец Алексей, пригласили к себе бывшего тогда в Москве отца Иоанна Кронштадтского.

 

— Вы пришли разделить со мной мое горе? — спросил отец Алексий, когда вошел отец Иоанн.

 

— Не горе твое я пришел разделить, а радость, — ответил отец Иоанн. — Тебя посещает Господь. Оставь свою келью и выйди к людям; только отныне и начнешь ты жить. Ты радуешься на свои скорби и думаешь: нет на свете горя больше твоего… А ты будь с народом, войди в чужое горе, возьми его на себя, и тогда увидишь, что твое несчастье незначительно в сравнении с общим горем, и легче тебе станет.

 

Икона святого правденого Алексия Московского

Икона святого правденого Алексия Московского

Со временем к батюшке за советом стали приходить все больше и больше людей, уставших от дрязг, неустроенности жизни, тяжелых обстоятельств, пребывающих в унынии и отчаянии, жаждущих получить совет в трудной жизненной ситуации. И всех отец Алексий встречал с сердечной приветливостью, любовью и состраданием.

 

Он не порицал никого, не укорял, а старался, приводя яркие случаи ошибок и заблуждений, доводить слушающих до сознания своей вины, вызывать у них чувство раскаяния.

 

За свою веру и труды отец Алексий получил от Бога благодатный дар прозорливости. Приходящие люди понимали, что ему уже известна их жизнь, их мысли и душевные устремления. Но по своему смирению, он старался скрывать этот дар, косвенно наводя на правильное решение или давая совет через рассказ об «аналогичных случаях, которые недавно были».

 

В конце 1917 года людей, приходящих к старцу Алексию, за советом стало еще больше – по стране кроваво зашагала революция.

 

Дети

 

Нельзя забывать, что все это время отец Алексий продолжал воспитывать четверых своих детей. В 1902 году старшей Александре было только четырнадцать лет, Анне – двенадцать, Сергею – десять, а младшей Ольге – только шесть. Кроме того, в нижнем жилом этаже храма батюшка открыл начальную церковно-приходскую школу, а также устроил приют для сирот и детей неимущих родителей. Дети осваивали там полезные для них ремесла.

 

Сергей был единственным сыном в семье, он с детства помогал отцу в алтаре, пел на клиросе, и батюшка Алексий очень хотел увидеть его своим преемником. Но  будучи убежденным противником любого проявления насилия, он никогда ему этого не высказывал, предоставляя свободу выбора.

 

В 1910 году Сергей Алексеевич поступил в Московский университет на медицинский факультет, но не смог побороть неприятие к практическим занятиям в анатомическом кабинете, и вскоре перевелся на историческо-филологический факультет.

 

В конце 1914 года Сергей Мечёв ушел добровольцем на фронт и до июня 1916 года служил санитаром и братом милосердия в прифронтовой зоне во втором Подвижном Лазарете Красного Креста Московского купеческого и биржевого общества. Это был ближайший к полю боя медицинский пункт, где все числившиеся санитарами выполняли в первую очередь работу братьев милосердия. Здесь он познакомился со своей будущей супругой, тогда слушательницей Высших женских курсов Евфросинией Николаевной Шафоростовой (1890-1959), происходившей из благочестивой купеческой семьи.

 

По возвращении с фронта, он закончил свое обучение в Университете, затем некоторое время служил в армии.

 

Священство

 

Сергей с детства воспитывался, живя при храме и помогая на богослужениях, которые совершал отец, видя его праведную, устремленную к Богу жизнь. Он с детства знал, что подвиг священства – это огромный ежедневный труд, потому что помимо совершения богослужений, Таинств и приходских треб, нужно всех приходящих за духовным советом утешать, помогать словом и молитвой.

 

Оптина пустынь в начале XX века

Оптина пустынь в начале XX века

Необходимость принятия священнического сана Сергею Алексеевичу чувствовал его отец, принять сан ласково, но настойчиво уговаривал его святитель Тихон, да и сам Сергей тоже чувствовал свое призвание. Окончательное решение он принял после поездки в Оптину пустынь, с которой у отца Алексия было глубокое духовное родство, его даже называли «оптинский старец в миру». В Оптиной старец Анатолий (Потапов) наставил и укрепил молодого человека в его стремлении принять священнический сан.

 

О подвиге пастырства отец Сергий впоследствии говорил, что он «почитается в Церкви выше подвига мученичества… Подвиг пастырства так труден, что многие из пастырей, по слову Иоанна Златоуста, не спасут свою душу».

 

В Лазареву Субботу 1919 года Сергей был рукоположен в диакона, а в Великий Четверток – в иерея. Рукоположение совершил архиепископ Феодор (Поздеевский), настоятель Свято-Данилова монастыря. Началась насыщенная священническая жизнь отца Сергия с того, что в день хиротонии он должен был совершать таинство Елеосвящения, потому что отец Алексий очень устал после пешего возвращения из Свято-Данилова монастыря (были перебои с транспортом).

 

Помимо регулярных богослужений, в храме часто проводились духовные беседы, куда охотно собирались слушатели.

 

Отца Алексия и его сына отца Сергия связывала глубокая отцовская и сыновняя любовь, но молодой отец Сергий, имея более горячий нрав, будучи более строгим и волевым, во многом его не понимал. Отец Алексий часто становился выше дисциплинарных требований устава, много исповедовал во время литургии.

 

«Ну, как я откажу в исповеди, — говорил он, — может быть, она последняя надежда человека, может быть, оттолкнув его, я причиню гибель, вред его душе. Христос никого не отталкивал от Себя. Вы говорите: «Закон». Но там, где нет любви, закон не спасает, а настоящая любовь есть исполнение закона!»

 

Священномученик Сергий Мечёв

Священномученик Сергий Мечёв

Отец Сергий очень хотел послужить сам, один, чтобы все делать строго по уставу, так, как казалось правильным. И вот когда батюшка приболел, такой случай представился.

 

«Ну, думаю», — рассказывал он, — «теперь-то я не допущу никаких непорядков».

 

На исповедь приходит девушка.

 

— Вы исповедаться?

 

— Да.

 

— А на вечерне были?

 

— Нет, батюшка, у меня работа вечерняя.

 

Что же делать? Пришлось ее допустить до исповеди и причастия. Следующая была старушка.

 

— Ты на вечерне была?

 

— Нет, батюшка, не могла.

 

— Как же не могла? Ведь ты не работаешь, всегда дома. Не могу я тебя исповедовать!

 

— Батюшка, я едва выбралась. Ведь мне приходится с детьми сидеть, и так меня еле отпустили.

 

Икона священномученика Сергия Мечёва

Икона священномученика Сергия Мечёва

Пришлось и ее исповедать. Только она отошла, вдруг какой-то незнакомый мужчина без спросу летит чуть не прямо в алтарь. Тут уж он не стерпел: досталось этому мужчине. Он и из храма ушел. Только ушел, а следом бежит к нему женщина: «Отец Сергий! Не приходил ли сейчас муж мой? Его батюшка хотел видеть. Я его едва уговорила!»

 

Этого-то человека, которого привести к батюшке стоило многих хлопот, а отцу Алексею, может быть, многих молитв, он, можно сказать, прогнал. Долго потом его нельзя было уговорить придти к батюшке. Это был первый урок, показавший отцу Сергию, как прав был батюшка со своими «непорядками», и какую беду наделал бы отец Сергий строгим соблюдением своего «устава».

 

К отцу Сергию духовных чад привлекала его пламенная вера, воля, сосредоточенность, неподкупная совесть, а также доброта и отзывчивость.

 

Предвидя мученический подвиг отца Сергия, старец Нектарий Оптинский как-то сказал своей духовной дочери о нём: «Ты знала отца Алексея? Его знала вся Москва, а отца Сергия пока знает только пол-Москвы. Но он будет больше отца».

 

9 (22) июня 1923 года протоиерей Алексий Мечёв отошел ко Господу. Хоронила его вся Москва, день и ночь приходили священники и миряне, чтобы попрощаться со старцем, служили литии и панихиды. В день похорон на Лазаревское кладбище прибыл только что освобожденный Святейший Патриарх Тихон.

 

Настоятельство

 

Отец Сергий остался один. На его плечи лег тяжелый крест настоятельства. Но кроме просто управления приходом, на нем теперь была ответственность и за духовных чад батюшки, которые привыкли к тому, что старец Алексий уже все знает, и всегда прозорливо подскажет, как поступить.

 

Отец Сергий горячо молился, чтобы Господь открыл ему Свою волю. Скорый свой арест за неподчинение обновленческому ВЦУ (Высшему Церковному управлению) он почти воспринял как промысел Божий о том, что нужно оставить общину. Но на сороковой день после кончины батюшки, в Бутырской тюрьме, он явно ощутил присутствие и родительскую ласку отца. «Если меня освободят сегодня», — подумал отец Сергий, — «значит, это благословение принять Маросейку». Но освободили его позже, в другой памятный для семьи день – памяти преп.Феодора Тотемского, особо чтимого Мечёвыми, и день рождения его матери. Отец Сергий поехал на могилку к батюшке Алексию и вернулся домой.

 

 

Архим.Борис (Холчев), крайняя слева Елизавета Сергеевна Мечёва

Архим.Борис (Холчев), крайняя слева Елизавета Сергеевна Мечёва

Он продолжил служить в храме на Маросейке, но сомнения не оставляли его, и в конце концов за советом он отправился к старцу Нектарию Оптинскому, проживавшему тогда уже не в Оптиной пустыни, а в селе Холмищи. Но впервые доехать ему туда не удалось.

 

И в этот день он понял, что во что бы то ни стало, должен продолжать служить и продолжать дело отца.

 

Одна из духовных дочерей отца Сергия, рассказав старцу Нектарию о неудачной попытке отца Сергия приехать в Холмищи, получила следующий ответ: «И хорошо сделал, что не доехал, — я бы все равно не благословил его на оставление паствы».

 

Община маросейского храма продолжала жить и воспитывать своих членов, членов «покаяльно-богослужебной семьи», откуда вышли и многие замечательные пастыри, в том числе, архимандрит Борис (Холчев). Но это тема для отдельной книги.

 

Священномученик Сергий Мечёв (фото из дела)

Священномученик Сергий Мечёв (фото из дела)

Мученичество

 

В 1929 году батюшку Сергия арестовали, отец Сергий был сослан в городок Кадников в Вологодской области. В 1932 году закрыли храм на Маросейке (возвращен Церкви в 1990 году), о чем он очень переживал.

 

В 1933 году его снова арестовали, и дали 5 лет лагерей в Вологодской области. Здесь он сильно болел и исхудал, в том числе и от того, что уголовники постоянно его обкрадывали.

 

В 1937 году отец Сергий был досрочно освобожден и поселился в окрестностях города Калинина, куда приезжали его духовные дети, и где он сам встречался с иеромонахом Павлом (Троицким), считая его своим духовником.

 

В 1940 году отец Сергий переехал в Рыбинск, где 7 июля 1941 года он был вновь арестован, а 6 января 1942 года расстрелян в тюрьме Ярославского НКВД.

 

Храм святителя Николая на Маросейке в наши дни

Храм святителя Николая на Маросейке в наши дни

В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви протоиерей Алексий Мечёв и иерей Сергий Мечёв были причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских.

 

Мощи святого праведного Алексия Московского сейчас находятся в храме Святителя Николая в Кленниках на Маросейке, там, где он служил вместе со своим сыном.

 

В статье также использованы следующие материалы:
Житие св.праведного Алексия (Мечёва) Московского
Житие сщмч.Сергия Мечёва на сайте храма мч.Татианы
Житие сщмч.Сергия Мечёва на сайте Православие.ру
«Сын мой будет больше меня», А.Грубе, «Московский журнал» №8-2005
Жития Новомучеников и Исповедников Российских XX века Московской епархии. Декабрь. Под. ред. Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Тверь: «Булат», 2004
Духовное наследие архимандрита Бориса (Холчева): проповеди, дневниковые записи, беседы и письма / Сост., предисл. и жизнеописание А.Ф.Грушиной, диакона Серафима Чуракова. — М.:ГУП «Редакция журнала «Московский журнал. История государства Российского« при участии ООО «Издательсво Акант«, 2006. — 400 с., илл.

Иллюстрации:
Сайт Православие.ру
База данных Новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви XX века ПСТГУ
Panoramio.com



Автор: Свящ. Дмитрий Березин, 1 января 2009 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Свящ. Дмитрий Березин
Руководитель журнала "Батя". Отец четверых детей.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Алексей Мосин. Живая память семьи

Историк Алексей Мосин о том, чем обязан своему отцу-художнику, о своем детстве и собственном родительском опыте, семейных традициях и интересе к генеалогии.

Леопольд и Вольфганг Моцарты. Три истории в письмах

Это искренние, полные христианства и человечности письма. Бог был главной опорой для композитора, и через всю жизнь он в той или иной мере пронес и свое детское восприятие мироустройства: «После Бога только папа»…

Отец и дочь: Художники Владимир и Вера Колгановы

Отец и дочь: оба художники, но у каждого свой подход к творчеству. Общее у них – любовь к окружающему миру. Вера Колганова рассказала «Бате» о своем отце Владимире Колганове, своем детстве в творческой семье и влиянии отца на ее художественный путь.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.