Дневник папы одного мальчика. Дружба

У Егора появился друг. Первый, настоящий и лучший. Это такой же маленький мальчик двух с половиной лет, в меру капризный, в меру послушный, любознательный и все понимающий. На протяжении последнего полугода они вместе с Егором занимаются в одной школе развития, а скоро начнут ходить в один и тот же детский сад. Недавно выяснилось, что он еще и живет в одном доме с нами. В общем, при сложившихся условиях, он просто не мог не стать другом для нашего сына… Его зовут Саша.

drujba_2
Слово «друг» хорошо знакомо Егору с прошлогодней поездки к теплому Средиземному морю. Этим словом темноволосый и кареглазый аниматор детского клуба, любимец всех без исключения детей, называл каждого из своих маленьких подопечных. Поэтому и сам запомнился нашему сыну именно под таким «именем». С тех самых пор «друг» для малыша означало что-то хорошее, доброе и веселое. Теперь же слово это должно было заиграть для Егора новыми красками, обрести четко выраженное, единственно возможное значение, стать неотъемлемой и важной частью жизни.

 

Учитывая легкий и общительный характер Егора – другом для него мог стать кто угодно, любой, с кем можно было заниматься самым важным в этом юном возрасте делом – играть. И им стал Саша. Вполне вероятно, и даже скорее всего, имя однокашника имело не самую последнюю роль для установления первого контакта между малышами. Ведь у Егора есть двоюродный брат с таким же именем, а знакомое, привычное и даже родное имя на первых порах – дорогого стоит…

 

Возможно, поначалу Егору было не очень-то просто разделять Сашу-брата и Сашу-друга. Быть может, в его сознании был один такой цельный Саша, а точнее – САША (во всяком случае, у меня в глубоком детстве случались такие забавные смешения). Со временем Егор пообвыкся, и наличие среди близких людей тезок нимало не смущает его. Он даже научился поправлять родителей, в шутку запутавшихся – кто брат, а кто друг, и о ком, собственно, идет речь.

 

Это любовь может быть безответной, а дружба, тем более детская, – она всегда взаимна. Стоит только сделать первые шаги навстречу, заинтересовать, проявить себя, и вот – ты уже с кем-то подружился. Мальчишки быстро привыкли друг к другу и даже начали позволять себе скучать по отсутствующему или приболевшему товарищу, отказываться идти на занятия или прогулку, если друга там не будет.

 

Зато, если все в порядке, и заветная встреча во дворе состоялась, пусть даже совершенно случайно и без повода, – нет на свете счастливее людей, чем Егор и Саша. Они бегают друг за другом, качаются на качелях, рисуют и копошатся в песочнице, а если следует далеко идти – то идут, как и полагается настоящим друзьям, держась за руки. На занятиях в школе развития малыши обязательно садятся рядышком, а если кто-то из прочих детей занял заветное место – научились переставлять стульчики так, чтобы все равно оказаться бок о бок со своим товарищем.

 

Мальчишки сами для себя придумали таинственный ритуал, сравнимый по торжественности и святости лишь с клятвой на крови. Они обменялись мелками. Обычными мелками, какими другие дети рисуют на асфальте, бордюрах и стенах. Егор отдал свой мелок Саше, а Саша – Егору. Теперь каждый из них носит подарок друга в кармане, не дозволяя никому доставать мелок оттуда и вообще прикасаться к нему, а самому себе разрешая лишь время от времени держать его в руках, радостно улыбаясь, но все-таки не решаясь использовать по прямому назначению.

drujba_1

Они беспрерывно учатся и дополняют друг у друга, оказывают один на другого особое влияние, при этом каждый получает именно то, чего не достает, приобретает то, что можно приобрести лишь при взаимодействии с равным тебе по возрасту. В том, в чем Егор был бесстрашен, Саша вел себя осторожно. В том, в чем Саша был послушен и внимателен, Егору не хватало усидчивости. Спустя совсем немного времени сдержанный и более стеснительный Саша стал более открытым, не боящимся заговорить со взрослыми, а чрезмерно активный и непоседливый Егор стал чуточку спокойнее. Наверное, им обоим повезло друг с другом.

 

Как-то раз, во время прогулки, Егор ненароком обидел Сашу и настолько расстроился своему проступку, что, едва отыскав в себе силы и смелость извиниться пред товарищем, потопал прочь, подальше от посторонних глаз, резким жестом сдернув в негодовании кепку с головы. Совсем по-взрослому.

 

Я смотрел сыну вслед и понимал, что не стоит вмешиваться, малыш должен пережить это сам, внутри себя, побороть и переварить. Это бесценный опыт. Он повторится еще много и много раз, но это именно те грабли, больно бьющие по лбу, которые учат жизни и предупреждают совершение непростительных ошибок. В этот момент мне показалось, что мальчишки, благодаря своей дружбе, своей разности и неуклонной тяге друг к другу смогут научиться гораздо большему, чем я это себе представлял…

 

В наше стремительное время мы, кажется, разучились дружить. Дружить так, как в детстве, легко прощая и помогая, стоя горой и не давая в обиду, находясь рядом, бок о бок целыми днями, каждый день. Разучились. Сейчас нам все больше некогда, «лениво» и прочее, в сущности глупое, оправдание самим себе. Контакту «глаза в глаза» мы все чаще предпочитаем эпизодическое общение по телефону или в сети Интернет. Лично мне жаль, что так происходит. Быть может, у наших детей есть шанс все исправить, сохранить то волшебное и настоящее чувство, что есть у них сегодня…

 

Для любого человека важно, чтобы у него был друг. А для мальчика, мужчины – тем более. И желательно друг из детства. Егор, конечно же, еще не понимает этого, зато это прекрасно понимаю я. У меня такой друг есть, и пусть сейчас мы живем в разных городах, видимся не чаще раза в год и редко созваниваемся, но и я, и он знаем наверняка, что где-то есть человек, который знаком с тобой с самого раннего возраста, который видел, как ты рос, изменялся и креп, видел и плохое и хорошее…

 

Я не знаю, и не смею загадывать, сможет ли таким другом для моего сына стать Саша. Да и не имеет это какого-то решающего значения… Мне приятно и солнечно на душе от самого факта, что сын решительно встал на этот замечательный путь под названием дружба, путь длиною во всю жизнь. Меня радует, что в жизни сына, наконец, появился такой человек «извне», который нуждается в Егоре, скучает по нему, и по-своему любит.

 

Егор стал необходим в этом мире кому-то еще, помимо людей, связанных с ним узами крови…

 

 



Автор: Сергей Путин, 16 августа 2013 года

Комментарии

  1. Уведомление: Батя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сергей Путин
Юрист. Некогда участник литературного клуба "ЛебядкинЪ" при журнале "Урал". Публикуется в литературных изданиях и на интернет-ресурсах. Пишет в основном о детях и для детей. Женат, воспитываю сына Егора и дочек Ульяшу и Варю.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.