Дневник папы одного мальчика. Подарок ко дню рождения


 

В своем нежном возрасте он успел побывать на множестве дней рождения, говорил что-то умилительно-поздравительное, хлопал в ладоши и целовал именинников в щеку. Но главным героем или, как это принято называть, виновником всех этих торжеств был не он… А тут – его, Егоркин, день рождения, личный, персональный.

 

— Денья! – повторяет радостно и, неожиданно вспомнив, что на день рождения бывает еще и торт, показывает, как будет задувать две положенные ему свечки.

 

— А что тебе подарить? Какой подарок ты хочешь на день рождения?

 

Малыш в растерянности, он уже открыл рот, чтобы сказать что-нибудь, но понял, что сказать следует что-то такое, безусловно подходящее исключительности события, что-то способное выделить его день рождения на фоне других дней. Глаза его бегают, в голове крутятся мысли… Наконец, ответ найден и он выдыхает:

 

— Цветуёська (цветочки).

 

— Цветочки?!

 

— Да, — кивает малыш и делает при этом такой умилительный, лирично-грустный взгляд, что знаменитому рыжему коту из «Шрека-2» ничего не остается, как податься в обычные статисты.

 

Я, признаться, не ожидал такого поворота событий. Все это, конечно, очень трогательно, но цветочки сыну-двухлетке как-то не входили в папины планы. Положение должна была спасти мама, изловчившаяся родить сына ровно через три дня после своих именин. В общем, без цветов в доме в эти праздничные деньки не обойдется наверняка; а, судя по просьбе сына, на одного человека больше будет обрадовано букету.

 

— Хорошо, подарим цветочки. А что еще?

 

— Шоко! – уже без раздумий выдает Егор.

 

Шоколад – его любимое лакомство; настолько любимое, что иной раз словом «шоко» обозначаются и другие удивительные и жутко приятные вещи.

 

Всю неделю мы готовимся к празднованию – созываем гостей, планируем меню и сервировку стола; вместе с Егором пытаемся разучить слово «два» и привыкаем отвечать этим словом на вопрос «Сколько тебе годиков?». Все это время мы стараемся подогревать интерес сына к предстоящему событию, постоянно говорим про приближающийся день рождения.

 

И, несмотря на то, что подарки давным-давно выбраны и заготовлены, продолжаем спрашивать малыша о его пожеланиях. Егор называет «шоко», суп, кашу. Тут он, как и все маленькие дети, не кривит душой, а называет то, что ему действительно нравится. Один раз догадался сказать «игушу», а на последующие расспросы родителей: «какую?» — ответил лаконично и доходчиво, сделав неуместными все последующие расспросы: «маленьку». Это его любимый размер.

papa01

.

Не знаю, как маме, но мне все это время казалось, что истинное желание сына лежит где-то глубоко; настолько глубоко что и сам он еще не докопался до него. Я ждал, давая малышу возможность дойти до этого самостоятельно, позволяя обдумать все не торопясь. И вот дождался.

В один из дней мы вдвоем возвращались на машине домой. За окном уже стемнело, смотреть было особо не на что. Нужно было как-то развлечь малыша. И я опять затеял разговор про день рождения – тем более, что Егор к таким разговорам уже привык, и они вызывали в нем радостное возбуждение.

— Ты подумал над нашим с мамой вопросом? Что тебе подарить на день рождения?

Егор не ответил тотчас. И именно в этот момент я понял, что сын нащупал, нашел ответ, и сейчас ему требовалось всего несколько секунд, чтобы еще раз тщательно выверить его, взвесить до тысячной доли грамма и выдать уже, наконец, родителям.

— Киса… – сказал Егор.

— Кису?!

— Да-а-а…

— Какую?

— Маленьку!

Ну да, конечно, какую же еще, ведь это его любимый размер!

— Котеночка что ли?

— Дааа…

Я был доволен. Малышу удалось распознать истинное желание, сопоставить его с возможностями и озвучить. Да что там говорить, он и сам был чрезвычайно доволен собой, и впоследствии ни разу не сбился с заданного курса, прося в подарок исключительно кису.

Котеночка Егору мы, конечно же, подарим. Но не сейчас… Не в этот день рождения… Пока еще не время, по многим причинам. А для него — пусть это будет жизненным уроком: любое желание должно пройти проверку временем, созреть, налиться, сформироваться, сбросить с себя все спонтанное, пустое и сиюминутное… Только наличие такого, полноценного желания, на мой взгляд, делает человека счастливым, стремящимся к чему-то, приносит истинное удовольствие при его воплощении в жизнь. А иначе – какое-то «шоко» получится, вместо желания…



Автор: Сергей Путин, 14 декабря 2012 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сергей Путин
Юрист. Некогда участник литературного клуба "ЛебядкинЪ" при журнале "Урал". Публикуется в литературных изданиях и на интернет-ресурсах. Пишет в основном о детях и для детей. Женат, воспитываю сына Егора и дочек Ульяшу и Варю.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.