Научиться прыгать через лужи

marshal_1Умение прыгать через лужи – есть ли здесь чем гордиться? «Были бы лужи, а уж попрыгать…» – скажут некоторые. Те же, кому приходилось тяжело болеть, и те, у кого в окружении есть друзья-приятели на костылях или инвалидных колясках, уже не так легкомысленно отнесутся к этому навыку. Оказывается, элементарные для нас действия могут быть не так просты для некоторых людей.

 

Австралийскому мальчику Алану пришлось это понять на собственном опыте. Сын объездчика лошадей, он должен был пойти по стопам отца – быстро бегать, легко взлетать в седло, покорять нелегкий нрав животного. Но неожиданно он заболел и в одночасье стал «хромым». Он знал, что хромыми могут быть лошади, что хромые лошади бесполезны, как же это может относиться к нему – к Алану?

 

Борис Полевой вспоминал свое знакомство с ним: советский писатель ожидал увидеть «худощавого человека с мудрыми, печальными глазами», «страдальца», но вместо этого перед ним предстал могучий крупный мужчина, веселый и жизнерадостный. Повзрослевший Алан много путешествовал и много работал, несмотря на то, что всю жизнь ноги его оставались обездвиженными и передвигаться он мог только с помощью костылей. Свой путь от страданий и боли к счастливой полноценной жизни он описал в книге под названием «Я умею прыгать через лужи».

 

Нужны ли ребенку с каким-то физическим недостатком жалость и сострадание, или для него гораздо важнее возможность сделать что-то как и все остальные, не выделяясь из толпы? Чего он ждет от родителей – опеки и заботы или же возможности побыть самостоятельным? На что скорее обидится ребенок – на бесцеремонное детское радостное «смотрите, какая у него нога!» или же на взрослое печальное «бедный малыш…»? Обо всем этом размышляет Алан Маршалл в своей книге, вспоминая испытанные им в школьные годы чувства. Он рассказывает о том, что было наиболее ценно для него в отношениях с ровесниками и взрослыми, и, пожалуй, читать эту книгу лучше вместе – ребенку и родителям.

 

Во-первых, и большой, и маленький читатель почерпнут из нее немало полезного, а во-вторых, в ней есть моменты, которые лучше обсудить. Так, например, отец Алана, в отличие от его глубоко верующей мамы, к религии относится скептически. Но при этом его отец – человек, привыкший рассчитывать на себя, чему, глядя на него, учится и мальчик.

 

Пояснения могут понадобиться и по поводу истории Австралии и жизненного уклада ее обитателей. Кстати, многие очерки и рассказы писателя посвящены именно жизни австралийских аборигенов, которым современный человек оставлял все меньше и меньше места на территории материка. Может быть, когда-нибудь вы сами или ваш ребенок захотите прочесть и эти занимательные истории и зарисовки Алана Маршалла. А если нет – то не беда.

 

Но немного жаль, если маленький читатель не познакомится с простым австралийским мальчиком, который, кстати, несмотря ни на что все-таки научился ездить верхом. «Всегда можно преодолеть препятствие, – учил отец сына, – если не одним способом, так другим». Эта книга учит тому же.

 

И еще. В этой книге есть разные герои – хорошие и дурные, чуткие и жестокие, сильные и слабые. При этом автор – взрослый человек, прошедший свой путь, полный испытаний, – уверен, что от природы человек добр. А ребенок уж тем более должен верить в эту истину.

 



Автор: Александра Оболонкова, 21 сентября 2010 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Александра Оболонкова
Журналист и редактор. За цикл радиопрограмм о милосердии в 2008 году была награждена премией СЖР «За лучшее журналистское произведение». Воспитывает сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Сергей Белорусец о Фестивале Чуковского, литературе и жизни

С одной стороны, с детской литературой в России все в порядке. И доказательством тому – фестиваль имени Корнея Чуковского. С другой стороны, с детской литературой в России все совсем не в порядке. И доказательством тому опять же фестиваль имени Корнея Чуковского…

Детям о природе: книги, с которых стоит начать

Существует мнение, что книги о природе – далеко не самое интересное чтение. Это не так. Чтобы читателям было легче открыть для себя богатство этих книг, «Батя» сделал подборку изданий, с которых хорошо начать знакомство с литературой о родной природе.

Аттикус Финч: «Нечто такое, что не подчиняется большинству»

Книга американской писательницы Харпер Ли «Убить пересмешника» входит в пятерку лучших книг, написанных на английском языке. Эта книга – прежде всего, о том чуде, которое великий философ поставил рядом со «звёздным небом над головой»: о «нравственном законе внутри нас», о нашей совести.

Свежие статьи
Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мужчина и его остров

Несколько слов о мужском внесемейном досуге.