Папское счастье: смотри, гордись, люби

Все счастливые отцы счастливы примерно одинаково. Это перефразированное толстовское утверждение хорошо иллюстрируют ответы на одни и те же вопросы, заданные нами отцу, воспитывающего родного ребёнка, и приемному папе. Их рассуждения схожи в главном — они полны суровой нежности и дышат любовью.

 

 

Наблюдать

 

Самая большая радость и самая большая трудность бездетной и «детной» жизни.

 

Алексей Трешин

Алексей Трешин.

37 лет. Красноярский журналист. Юморист и душа компании, ведет капустники и вечеринки, «дедморозит» под Новый год. С будущей женой маркетологом Наташей познакомился на работе, когда брал у нее комментарий к своей статье. Сыну Мише почти 2 года.

 

На мой взгляд, формула здесь простая. Если кратко, когда нет у тебя детей — ты живёшь ради себя, любимого. Копишь деньги и тратишь их на личные радости, например, в виде путешествий или походов в ресторан. Есть дети — живёшь ради своих отпрысков. Копить уже не получается, кровные гроши разлетаются то на одно, то на другое. То ему, сладкому, первый велосипед на день рождения нужен, то лекарства требуются дорогущие, в связи с внезапной ротавирусной инфекцией…

 

Ещё одна важная радость бездетной жизни — свобода передвижения. Захотели — поехали в гости к друзьям, пожелали — зашли в кафе, поели пасты, Наташа выпила бокал вина, я — пинту пива. Взбрело в голову — рванули в парк, провалялись на одеяле несколько часов почти неподвижно, релаксируя в тени деревьев. Был бы Мишка с нами, разве получилось бы так батониться?!

 

С трудностями бездетной жизни всё сложнее. Основные муки, особенно с возрастом, заключаются в страдании от осознания отсутствия своей реализации в социуме. Мне кажется, для обычного человека перспективы духовного развития неотделимы от деторождения. Проще говоря, главная трудность бездетной жизни в переживании своей незаконченности. Есть в бездетности какая-то еле уловимая тоска.

Алексей Трешин с сыном

Алексей Трешин с сыном

…Самая большая радость «детной» жизни… Мне чужды сильные эмоции. Могу говорить не о большой радости, а о чувстве глубокого удовлетворения от наличия сына: «Вот он! Он есть! Он здесь благодаря тебе. Он доверяет тебе полностью и не ждёт подвоха». Радость заключается в наблюдении за парнем, за тем, как он меняется, как приобретает новые навыки и повадки, как преодолевает трудности, например, в виде комода, на который надо непременно залезть, чтобы потом спрыгнуть, вызвав у родителей кратковременную остановку сердца!

 

Трудность в постоянном испытании терпения. Когда ловишь себя на зарождающемся раздражении, приходится вести внутреннюю работу – осознавать это чувство, находить источник, отбрасывать. И так по несколько раз за день. Сын же. Он поэтому и цепляет. Сильнее меня цепляет только моя мама. Никто не умеет так «вымораживать» меня, как собственная мать. Но благодаря ей, я и научился гасить негативные эмоции, управлять тёмной стороной своей натуры. Если не держать её, натуру, в узде, я могу стать для родных и близких довольно неприятной компанией. То есть самая большая трудность на нынешнем этапе для меня — оставаться в семье душкой во имя «погоды в доме».

 

Олег Юстус

Олег Юстус.

32 года. Сотрудник благотворительного фонда. Супруга Татьяна – психолог, преподаватель университета и заведующая детским садом. Семья живет загородом, ведет здоровый образ жизни, летом занимаются огородом. Сыну Мише – 7 лет, приемной дочке Алене – около 5, и 4 года она живет с Юстусами.

 

Я стараюсь не запоминать и не вспоминать трудности, поэтому про них сказать мне сложно.

 

А вот радостей в нашей жизни много. Конечно же, до появления дочери главной радостью было рождение сына и общение с ним. Потом он подрос, и мы стали думать о девочке. После того как появилась Алёнка, позитива в семье стало больше — как минимум вдвое.

 

Главная моя радость — наблюдать, как дети играют друг с другом, веселятся. Это вызывает улыбку. Теперь мне очень сложно представить сына в одиночестве. Наверное, если бы у Миши не было сестры, это был бы совсем другой мальчик. Дети проводят вместе довольно много времени. Они ходят в один детсад, хотя в разные группы, встречаются там, на прогулках, на праздниках. Вечерами почти всё время проводят вместе.

Олег Юстус с дочерью

Олег Юстус с дочерью

Не могу сказать, что они всегда мирно общаются друг с другом. Брат и сестра порой ссорятся и дерутся, как во всякой семье, но это нормальная ситуация. Дело в том, что Миша любит сражаться на мечах, стрелять из лука, ждет от Алёны такой же активности. А она, хоть физически крепкая и сильная, всё же девочка. Сначала принимает мальчишескую игру, а потом бежит к нам и жалуется, что Миша её задел или поцарапал. Мы просим Мишу относиться к сестре помягче, а её учим договариваться с братом и не участвовать в таких играх.

 

Моё – до мелочей

 

Самое удивительное откровение отцовства.

 

Алексей Трешин: Не могу сказать по этому поводу чего-то определённого. Пока что особых больших откровений нет, всё ожидаемо, ход событий примерно таков, как я себе и представлял. Наверное, это потому, что отцовство не было для меня чем-то внезапным. Я создал семью осознанно. Обдуманно, если можно так выразиться, завёл ребёнка. Есть дитя, оно моё — и это здорово. Откровения, думаю, ещё будут.

Сын Трешиных Миша

Сын Трешиных Миша на руках у отца

Олег Юстус: Может быть, кому-то это покажется мелочью, но для меня таким откровением оказался… запах. Когда мы первый раз встретились с Алёнкой, а потом забрали дочку домой, я сажал ее на колени, так, что её затылок находится прямо под моим носом. Поначалу запах был чужим, каким-то больничным. Я тогда почему-то переживал, думал: а изменится ли он? Зря расстраивался. Через две недели после того как мы взяли Алёну домой, уже не чувствовалось никакого чужого запаха. Она пахла как абсолютно свой ребенок.

 

Похожи – не похожи

 

Чем ребёнок похож на отца и чем не похож?

 

Алексей Трешин: С похожестью комичная ситуация вышла. Когда Миша родился, Наташа выслала мне его фотографии из роддома. Глянул, возрадовался: внешне – ну, вылитый я. Вот, думаю, ещё один Трешин на свет появился! Проходит время, замечаю, что мои черты в Мише как-то размываются, и всё чётче в его личике проявляется Наташин род. Короче, преобразился пацан, и теперь он явный Шемелин. Только цвет глаз мой остался. Да и то, глаза становятся более карими. Так что сперва сын был на меня похож, а теперь совсем не похож.

 

Олег Юстус: Может быть, это кому-то покажется странным, ведь наша Алёна – приёмная, но она похожа на меня. Тем, что такая же весёлая, как я.

Дочка Юстусов Алена

Дочка Юстусов Алена

Гордость и раздражение

 

Поводы для отцовской гордости и причины раздражения.

 

Алексей Трешин: Горжусь тем, что Мишка начал ходить в 10 месяцев. Он сообразительный. Может сосредоточиться на решении какой-то задачи и неотступно её решать. Коммуникабельный, разговорчивый. Чтобы полностью освоиться в новом месте или в компании, сыну нужно не более 10 минут. После этого со всеми общается и хохочет, если все вокруг смеются.

 

Про раздражение – у Миши сейчас наступил период отрицания. Любимое слово: «не хочу». Не хочет он всё – есть, переодеваться, на горшок. Последнее раздражает: он опять начал дома в штаны писаться. Хотя уже более месяца перед этим просился на горшок, как большой парень. Даже сам без взрослых начинал горшком пользоваться. И тут на тебе — шаг назад. «Миша, почему на горшочек не пошёл?». «Не хочу…»

Алексей Трешин с сыном

Алексей Трешин с сыном

Олег Юстус: Горжусь тем, что наша девочка очень красивая и добрая. Иногда, конечно, раздражаюсь оттого, что она много болтает. Сам-то я молчаливый человек. Но у девочки просто такой темперамент, надо привыкать.

 

Ещё я горжусь тем, что Миша относится к Алене как к родной сестре, хоть он знает, что мы взяли ее «в больнице». То, что наши дети любят друг друга, подтверждает момент встречи после разлуки. Когда ребята расстаются на несколько дней, а затем вновь встречаются, они очень радуются. Видно, что вместе им лучше, чем порознь, и хорошо, что они есть друг у друга.

Дети Юстусов Алена и Миша

Дети Юстусов Алена и Миша

Мечта

 

Глобальная отцовская мечта?

 

Алексей Трешин: Мечтаю, чтобы Миша вырос человеком с общепринятыми морально-нравственными установками, чтобы у него выработался цельный характер. Чтобы он был независим в суждениях, чётко понимал, что нужно делать, чтобы добиваться целей. Ну и чтобы в принципе умел перед собой эти цели ставить. Я вот, например, научился так действовать только в 27-летнем возрасте. Много времени потерял. Буду стараться действовать так, чтобы с сыном всё случилось иначе.

Семья Трешиных

Семья Трешиных

Олег Юстус: Мечтаю о том, чтобы она, зная, что мы её приемные родители (а мы не скрываем этого от дочери), была всё равно близка к нам всю жизнь. Чтобы даже когда мы будем уже пожилыми людьми, она была бы душевно близкой к нам. Для того чтобы эта мечта стала явью, я стараюсь сохранять контакт с дочерью и сыном. Я делаю всё, чтобы мы с детьми не отдалились друг от друга и в дальнейшем, когда они станут подростками. Сын и дочь очень разные — Алёна говорит всё, что думает, а Миша часто закрывается и молчит. Стараюсь, чтобы он поделился тем, что его беспокоит. Я хочу и впредь всегда знать, что тревожит моих детей, чтобы помочь им устранять причину их тревог.

Семья Юстусов

Семья Юстусов

А еще, как и у очень многих отцов, у этих двоих есть еще одна, не глобальная, а самая обычная мечта – проводить больше времени с семьей. Не всегда это получается, но оба они уверены: семья – место отдыха и вдохновения, независимо оттого, родные в ней дети или приемные, ставшие родными.



Автор: Елена Есаулова, 23 июня 2015 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Елена Есаулова
Журналист. Корреспондент ежедневной красноярской газеты. Пишет для сайтов "Правмир", "Православие.ру", "Прихожанин". Замужем, воспитывает дочь и сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.