Ребенок «под замком»

Мне было лет 6, когда я задумался о том, откуда берутся дети. Я не верил в аистов и капусту, и появление детей было для меня загадкой. Сейчас мне почти 36, я многое знаю, и совсем недавно у меня появился сын. Я очень долго его искал. И нашел. Нет, конечно, не в капусте, но… О своих чувствах мужчины-родителя я хочу рассказать читателям «Бати». Герой моих статей – не совсем я сам, так что не требуйте от меня полной откровенности. У каждой семьи должны быть тайны, в душе человека есть места, куда он никого не пускает. Но я хочу вместе с вами пройти этот путь обретения счастья, и, надеюсь, мой опыт приемного отца окажется кому-то полезен.

Читайте также:

Записки приемного отца. 98-ой размер

 

Записки приемного отца. Документы на счастье

 

Записки приемного отца. Правила и границы

 

 Записки приемного отца. Первый отпуск с сыном

 

Представьте себе, что вам четыре года, в дом приходят чужие люди, которые почему-то называются «гостями», вас ставят на табуретку и заставляют читать стихи. Тети и дяди улыбаются, аплодируют, папа и мама счастливы, а вас наконец-то отпускают. Для многих из нас вынужденные концерты остаются неприятным детским воспоминанием.

 

Став отцом, я все чаще чувствую себя таким четырехлетним ребенком.

podzamok_01

Последние месяцы друзья и знакомые хвалят моего сына. К кому бы мы с женой не пришли в гости, мы обязательно услышим, что у нас «чудесный мальчик». И спасибо им за это.

 

У меня даже есть несколько фотографий счастливого карапуза со счастливыми родителями в счастливой обстановке. На них я как молодой отец излучаю радость – у меня есть сын, мой источник позитива, восторгов и улыбок.

 

Вот мы на корабле, а вот – катаемся на велосипеде, вот – собираем конструкцию, похожую на башню… Вот мой сын на мне, на стуле, на диване, на руках… Вот он спит, бегает, ест… Каждый шаг моего ребенка должен быть запротоколирован, зафиксирован, отснят и заложен в семейный альбом.

 

…Или выложен в сеть.

 

Глядя на многочисленные фотки счастливых родителей с детьми, мы поднимаем свое настроение, улыбаемся, ставим лайк и… ставим человека в неловкое положение. Мы вторгаемся на его территорию, открываем дверь в заповедник под названием «семья».

 

Почти каждая семейная фотография в соцсетях – это риск и ответственность. Психологический стриптиз. Это моментальный снимок моей реальности, которая становится достоянием других людей. А я очень не люблю, когда за мной подглядывают.

 

Несколько лет назад Умберто Эко написал колонку «Глупец, спрячь свой сотовый телефон» о современной мании все заснять на пленку или цифру, а потом рассказать об этом всем знакомым. В этом тексте он говорил об обессмысливании реальности и циничном отношении к происходящему, которое может прививаться через вездесущую камеру.

 

Я же хочу сказать о том, что эта привычка лишает нас личного пространства, возможности побыть наедине, оставить свою жизнь «под замком». Не пускать туда никого, кроме своей супруги. Ежедневно в наш дом проникают десятки людей, лайкнувших фото. Они будут оценивать и обсуждать вашу улыбку, одежду, пейзаж за спиной. Вы можете не защитить свое фото настройками приватности – и тогда в ваш дом хлынет толпа незнакомцев.

 

Для меня как молодого отца это неприемлемо.

 

Да, я выложил несколько снимков для близких друзей, но за четыре месяца это было всего пару раз, как только ребенок появился в нашей семье. С тех пор я не опубликовал ни одного фото.

 

Появление ребенка не превратило меня в доброго и немного сумасшедшего папашу, готового по первому требованию рассказывать родственникам и знакомым о том, как я провожу время с сыном. Став отцом, я не подписывал обязательств выкладывать семейные фотографии и хвастаться, как мы самозабвенно пинали мячик во дворе. Захочу – расскажу, а не захочу – не стану этого делать. Даже если я журналист, и веду дневник приемного отца.

 

Я – родитель, а не круглосуточный фотограф, репортер и источник положительных эмоций для окружающих. Мой ребенок – не идеальная модель счастливого карапуза, а потому его снимки будут храниться в семейном альбоме или на жестких дисках, но не в социальных сетях.

 

В конце концов, мне уже не 4 года и я могу не залезать на табуретку.



Автор: Андрей Зайцев, 17 июля 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Андрей Зайцев
Журналист, редактор, преподаватель, специалист по древнерусским житиям. Сотрудничал с изданиями «НГ-Религии», «РЖ», «Нескучный Сад», «Фома», «Татьянин день» и др. Женат, воспитывает сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

«Папа, кто такой Ленин?», или как говорить с ребенком о войне и политике

До вчерашнего дня мой сын хотел быть пограничником. У него есть форма, два меча и четыре пистолета. Он знает слова российского гимна и может нарисовать флаг России на танке или корабле.

В гостях у сказки. Робин Гуд: правда и ложь и о «благородном разбойники»

Давайте попробуем задуматься, насколько благороден этот разбойник и какую «помощь» на самом деле он оказывает крестьянам.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.