Русское боевое искусство: Победить самого себя!

Материал «Вестника Свято-Пафнутьева Боровского монастыря».

 

С 90-х годов под руководством Сергея Владимировича Борщева в Обнинске действует Русская школа боевого искусства (РШБИ). Эту боевую систему взяли на вооружение как российские силовые структуры и спецподразделения, так и зарубежные. Однако не только спецназовцы занимаются в РШБИ, но и все желающие, в том числе, студенты и школьники. Приходят на занятия и священники, чтобы побеседовать с молодежью после тренировки.

logo

 

Духовная основа системы – православие (но это не означает, что РШБИ закрыта для представителей других конфессий или атеистов). В силу этого, её отличительной чертой является оборонительный и лишенный агрессии характер. В системе нет приемов, в общепринятом понимании, а есть боевые действия, основанные на конкретных принципах и идеях. По сути, для бойца Русской школы боевого искусства неважно даже, есть ли у противника в руках нож, так как система учит работать не против оружия, а против конкретного человека.

 

Сергей Борщев с большим успехом проводил обучающие семинары в разных странах мира, например: в Польше, в Германии, в Швейцарии, в Чехии, в Голландии. В 2009 году Сергей Владимирович был награжден Благодарностью от Президента РФ «За большой вклад в развитие и популяризацию православного русского боя». Итак, сегодня наш собеседник – Сергей Владимирович Борщев.

 

— В чем заключается «православность» системы?

 

Сергей Борщев_1

Сергей Борщев

— Прежде всего, в смирении, терпении и миролюбии. Кто занимается русским боевым искусством, тот не сравнивает себя с кем-то, не хочет быть сильнее другого и не гордится тем, что кого-то победил, а старается быть лучше, побеждая самого себя.

 

Кто серьезно увлекается единоборствами, тот, так или иначе, приходит к какой-то философии. Русским людям ближе православное мировоззрение. Это естественное состояние нашей души и проявляется в системе.

 

Например, в русском боевом искусстве есть идея помощи противнику, который тебя атакует. Я как бы помогаю нападающему меня ударить. Не сопротивляюсь, не отталкиваю атакующего, а лишь чуть-чуть перенаправляю его силу. В результате чего, он оказывается в невыгодном для себя положении. Защита происходит естественно и спокойно. Высшее мастерство и заключается в том, что ваши действии не заметны для нападающего: как будто ничего и не произошло, а он уже лежит на земле… Повторюсь, у нас нет задачи победить противника, наша цель – не проиграть.

 

— А ваши воспитанники не набивают себе руки, чтобы кирпичи ломать?

 

— Один из наших основных принципов – работа с человеком. То есть если противник у тебя – человек, то ты должен уметь принимать удар и бить по атакующему. Одно дело бить по груше, а другое – по тому, кто постоянно движется.

 

— То есть у вас удар ставится?

 

— Обязательно. У нас ставятся удары ногами, руками, другими частями тела. Учимся держать удар, посредством умелого использования дыхания. Не так страшно пропустить удар, как неправильно его принять. У нас разнообразная бросковая техника, а также работа в партере, с ограничениями (например, со связанными руками), против нескольких человек и т.д.

 

К тому же боевой акробатикой мы занимаемся на голом полу, используя его плоскость и жесткость как тренажер. Разнообразные перекатывания по полу дают естественный навык страховки и защиты…

 

Как-то один из наших учеников со сломанной рукой смог на улице защитить девушку от хулигана и даже задержать его. У нас не спортивное направление, а прикладное. Даже на тренировках мы работаем хоть и медленно, но с настоящим ножом. Одно дело ты резиновым муляжом машешь, как хочешь, а другое дело, хоть и медленно, но клинком.

 

— А как у вас наносится удар рукой?

 

— Во время нанесения удара тело должно быть расслаблено. То есть ты должен уметь бить по разным траекториям, из разного положения: сидя, лежа, без опоры, с опорой – не важно. Главное – эта расслабленность, то есть не наращивание силы, а наоборот, наращивание свободы, убирание зажимов…

 

— Что бы вы хотели сказать в заключение беседы?

 

— Мне бы хотелось иметь больше возможностей для общения с людьми: нам необходимо место, где можно было бы преподавать и вести патриотическое воспитание молодежи, да и просто чайку попить и поговорить – как бы клуб. Наша школа русского боевого искусства может принести много пользы людям, и если воспользоваться этим, то будет большой плюс для всех: как для жителей города, так и для властей.

 

Мне звонят из Германии и спрашивают разрешения на внедрение нашей системы в их силовую структуру. В спецподразделениях Чехии применяется эта система единоборств, по ней пишутся диссертации и т.д. За границей видят преимущества системы, предлагают в Пражском университете организовать школу русского боевого искусства.

 

Но мне бы хотелось на постоянной основе организовать ее здесь, так как я живу в Обнинске…

 

* * *

 

Далее мне удалось побеседовать с преподавателем РШБИ Григорием Федоровичем Ярыгиным, в прошлом сотрудником налоговой полиции и подполковником Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

 

— Доводилось ли вам от ребят, прошедших «горячие точки», слышать о том, что система подготовки в вашей школе помогла им остаться в живых?

 

Сергей Борщев_2— Таких случаев было много. Люди приходили и говорили, как им пригодились навыки, полученные у нас. Один из примеров, когда в человека стреляли практически в упор, а он кувырками уходил от пуль и тем самым спас себе жизнь. Среди наших воспитанников есть немало таких, кто спасал не только свою, но и чужую жизнь.

 

— В чем уникальность русского боевого искусства?

 

— С 1988 года занимаюсь этой системой. Ее преимущество в том, что она гармонично развивает всего человека: укрепляет суставы, сухожилия, успокаивает психику, учит добру, а также воспитывает из мальчика будущего защитника Отечества.

 

Мы никому не отказываем, школа для всех открыта, единственное условие: нужно трудиться. Проблема нашего века в том, что много детей имеют избыточный вес из-за малоподвижного образа жизни. В школе уроков физкультуры мало, а здесь дети могут и разрядиться.

 

Если парень хочет научиться драться, то он может за месяц поставить себе удар и уверенно махать кулаками. А наша задача – не разрушать человека ни духовно, ни физически, поэтому ребята, которые приходят к нам только для того, чтобы потом где-то подраться, здесь не задерживаются. Отличительной чертой русского боевого искусства является оборонительный и лишенный агрессии характер.

 

Я занимался многими единоборствами: и ушу, и каратэ в свое время. Система подготовки в нашей школе хороша тем, что она очень разнообразная и обширная – все зависит оттого, что человек хочет от нее получить. Система подходит для любого возраста, дети могут начинать заниматься с пяти лет. У нас есть и старшая группа, куда приходят те, кому за 60 лет. Сначала круг по залу не могут пробежать, а потом практически полную тренировку проводят наряду с молодыми ребятами.

 

— У призывников много проблем со здоровьем. Помогают ли занятия в школе подготовить старшеклассника к службе в армии?

 

— Очень помогает. У нас много кувырков, перекатов на голом полу без матов, а это благотворно влияет на позвоночник. Постепенно у ребенка вырабатывается хорошая осанка. У тех, кто раньше ходил сутулый, исчезает сколиоз. Более того, многие наши ребята не боятся упасть даже на асфальт: для них это не проблема. Также дети здесь учатся и подтягиваться, и отжиматься…

 

Современные дети не могут самостоятельно работать: не привыкли, — приходится их учить, а это тяжелая, кропотливая педагогическая работа.

 

— А у вас же отжимаются от пола каким-то особым способом?

 

— Да, во время отжимания от пола мы стараемся, посредством дыхательных упражнений, все мышцы расслаблять, чтобы не зажимать движение. Когда человек напрягается, то в его организме нарушается кровообращение, а когда расслабляется – все восстанавливается.

 

Сейчас мой сын служит в Москве во внутренних войсках. Он тоже занимался по этой системе боевого искусства, и теперь в армии у него нет проблем ни с подтягиванием, ни с отжиманием, ни с физподготовкой.

 

 

Сергей Борщев_3

Сергей Борщев в клубе Русского Боевого Искусства в г. Пльзень (Чешская Республика).

 

— Я заметил: у ваших воспитанников: и маленьких, и взрослых – добрые лица…

 

— Я не сторонник применения грубой физической силы, всегда можно договориться… Главное – не навредить. То, чем мы занимаемся, — вещь серьезная, требующая ответственного подхода к себе и окружающим, поэтому мы постоянно говорим детям: вы — будущие защитники Родины. А с чего начинается Родина – с семьи, правильно? Мы должны защищать семью, свой дом, свои устои, а это и есть Родина. Если парень идет в армию, то прежде всего кого он будет защищать? Свою семью.

 

Своих воспитанников мы учим избегать конфликтных ситуаций в повседневной жизни: применяйте полученные здесь боевые навыки только в крайнем случае. Если человек агрессивный, то его можно «обезвредить» безобидной фразой: «Ты такой большой и сильный, куда мне с тобой бороться?..» Он подумает: «Действительно, я большой и сильный, что мне с ним драться?» В итоге, никто не пострадает. Ведь исход драки может быть разный… Как говорили великие мастера единоборств: «Лучший бой – тот, который не состоялся».

 

Наша система – это, прежде всего, работа над собой. Самое сложное в жизни – борьба с собой, поэтому лучше бороться не с другими, а со своими проблемами и с самим собой.

 

— А родители приходят к вам со словами благодарности, что их детей-подростков от улицы оторвали, от выпивки отучили?

 

— За мою деятельность таких случаев было много. Ребята сюда приходят разные… К тому же занятия русским боевым искусством помогают в учебе, потому что наши воспитанники учатся здесь психологически настраиваться с помощью дыхания. Например, на экзамене парень вспомнит полученные навыки, расслабит мышцы, выдохнет – успокоится и сможет уверенно отвечать.

 

* * *

 

Николай Ботин

Николай Ботин

Мне также удалось поговорить и с инструктором детской группы Николаем Ботиным. Николай после окончания ОГТУ АЭ (ныне ИАТЭ НИЯУ МИФИ) пошел работать на завод. Сейчас у него своя фирма. Систему русского боевого искусства изучает девятый год. Причем начинал тренироваться в РШБИ, параллельно занимаясь каратэ. До прихода в школу, Николай уже был кандидатом в мастера спорта по классической борьбе, а также имел 5 разряд по хапкидо (корейское единоборство) и по каратэ.

 

— Николай, почему остановились именно на этой боевой системе?

 

— Профессиональный спорт – это стремление к результату любой ценой, в том числе – ценой здоровья. У меня до этого были проблемы с суставами: вывихи, растяжения и прочее. Здесь я научился комбинировать напряжение и расслаблять мышцы. В результате, у меня плечо перестало вылетать, нормализовалась функция тазобедренного сустава, с поясницей были проблемы – теперь и они ушли.

 

— Значит, система имеет не только боевой характер, но и оздоровительный.

 

— Любая боевая система, прежде всего, выстраивает тело человека. Существуют движения правильные, то есть естественные, и неправильные, которые человеку вредят. Часто боевые системы подстраивают человека под себя, ломают его, чего нет в русском боевом искусстве. Например, занимаясь каратэ, я впервые вывихнул себе плечо: оно просто вылетело из суставной сумки на тренировке. В нашей же системе все движения естественны. Постепенно они «записываются» в подсознании: тело привыкает и все внешние проявления жизни начинает «просеивать» через полученные знания.

 

— Дети меняются в лучшую сторону после этих занятий?

 

— Любой человек может измениться, только если сам этого захочет. Если ребенок остается у нас, то, конечно, он меняется. Те родители, с которыми мы общаемся, отмечают положительные перемены в своих детях, они становятся более спокойными и усидчивыми… Любой человек, серьезно занимающийся системой, начинает отличаться от окружающих.

 

У нас нет приемов как таковых, мы работаем на базе основополагающих принципов и здравого смысла.

 

— А вам в жизни навыки, полученные здесь, уже пригождались?

 

— Конечно, самое простое: вы поскользнулись, упали и ничего не сломали… Падает что-то со стола, вы успеваете на автомате это подхватить, не задумываясь. Первый раз сев на лошадь, я с нее не упал. Тело подстроилось под движения спины коня, и на втором занятии я уже поехал в поле. Если кто-то начинает проявлять агрессию по отношению к тебе, то ты понимаешь: нельзя все решать кулаками – это крайний вариант. Мы начинаем из таких ситуаций искать выходы не за счет своих боевых навыков, а за счет умения думать.

 

— И психологической гибкости, мудрости…

 

— Да, именно так.

 

— А в семейной жизни это помогает общаться с супругой, с детьми?

 

— Разумеется, здесь все взаимосвязано. Психологическая гибкость везде себя проявляет. Это, в первую очередь, сглаживание острых углов.

 

 



Автор: Андрей Сигутин, 3 сентября 2012 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Горный спасатель Александр Уласевич: горы надо любить и бояться

Я считаю, что любой мужчина должен уметь ходить в горы. Поэтому сын со мной всегда ходил, а теперь со своей женой ходит. Первым делом они, ещё и не поженившись, купили палатку. Я одобрил.

Практическая стрельба: безопасность на первом месте

Как воплотить мечту и почувствовать себя Джеймсом Бондом? Зачем детям учиться стрелять? Кто и как может стать хорошим стрелком? Легализация оружия – это новые опасности или безопасность для общества? Обо все этом рассказал «Бате» ведущий уникального детского кружка по практической стрельбе Андрей Баклыгин.

Здоровый образ жизни: четыре простых правила на каждый день

Здоровому ребенку необходимы занятия спортом, но привычка к здоровому образу жизни прививается не столько на занятиях, сколько дома – с самых ранних лет, каждый день и самыми простыми способами.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.