Шахматы: витамины для ума и характера

Ему довелось поголодать в детстве и поработать на рынке в перестройку, но даже в самые тяжелые моменты жизни его сопровождали шахматы. Он не расстается с ними уже 60 лет и старается играть каждый день. А свое отношение пытается передавать ученикам, обучая их не горделиво обыгрывать соседа, а по-настоящему восхищаться красотой и возможностями шахмат. Педагог с 45-летним стажем, создатель и руководитель шахматной школы «Каисса» Николай Афанасьевич Сысоев рассказал «Бате» о своей любви к древней игре, а также о том, зачем учить играть в нее малышей, как понять, к чему у ребенка лежит душа, и в чем заключается дружба родителя и ребенка.

 

Сысоев Николай Афанасьевич. Учитель шахмат, тренер ФИДЕ, руководитель шахматной школы «Каисса», основанной им в 1979 году и названной в честь мифической покровительницы этой игры. Автор эстетико-педагогического метода воспитания детей. Написал книгу для начинающих играть в шахматы «Уроки Каиссы» и поэтический сборник «Твори добро».

 

Галя, интернатское детство и любовь

 

sysoev

Н.А. Сысоев

– Вы помните свою первую встречу с шахматами?

 

– Самую первую встречу, конечно, нет, потому что было это лет в 6-7. Научила меня играть соседка, мать моей одноклассницы. Это был 1953 год: может быть, мы, мальчишки, пришли к ним посмотреть телевизор, который тогда был большой редкостью. Не помню, с чего началось. Но главное, я помню доброту этой красивой женщины, ее внимание. Она отличалась от моих мамы и тети, с которыми я жил и которые настрадались за войну – мама меня родила в 38 лет, ей было уже 45, а выглядела она гораздо старше.

 

Женщину эту я звал просто Галей. Ну, представьте, мне 7 лет, она взрослый человек, я поднимаюсь к ней на 5-ый этаж, открывает муж:

 

– Мальчик, тебе кого?

 

– Галю.

 

– Может, тебе Олю, твою сверстницу?

 

– Нет, мне Галю.

 

Муж бубнил: «что это такое, приходит какой-то мальчишка, тебя Галей называет…» Ему, естественно, не нравилось, что жена тратила время на меня. Тогда она однажды ему сказала: «У тебя 2-ой разряд по шахматам, сыграй с ним». А он ответил сердито: «Что я – буду на мальчишку время свое тратить!?» Мне это очень резануло тогда, и в памяти остается до сих пор вот это невнимание взрослого к ребенку.

 

А вот Галя со своим вниманием определила во мне вкус к игре. Мальчик я был любопытный, меня все интересовало, буквально все, и я вечно ходил с открытым ртом. После занятий с Галей я стал тыкаться везде, пришел в Дом пионеров, прошел все кружки и остановился все-таки на шахматах. И если бы я не попал в интернат в 4 классе, я бы, наверное, так и продолжал там учебу.

 

– Почему вы оказались в интернате?

 

– У меня не было отца, а мама работала на заводе Владимира Ильича, и ей было тяжело, поскольку я быстро рос – в одно лето вырос на 11 сантиметров. А потом маме подсказали, что можно, оплачивая 5 рублей в месяц, отдать сына… И я так и проучился в интернате до 11 класса.

 

А там лет до 16 у меня была борьба за существование. Никогда не забуду, как директор однажды распорядился давать нам не по половинке хлеба, а по четвертинке, и объяснил это: «чтобы дети не бросались хлебом». Какое бросаться, когда мы вечно голодные волки были?! Экономили на всем, даже не хлебе…

 

Но все эти годы я не переставал играть и даже провел первенство класса по шахматам, почувствовав тогда, как ко мне педагоги стали иначе относиться: раньше я был сопливый шалопай, а оказывается, могу и дело сделать. Но вот в профессиональное обучение шахматам я вернулся только в 9 классе, когда нам стали разрешать самостоятельные выезды. Практика у меня была большая, а вот теорию я почти не знал. И вот я пришел во Дворец пионеров и заново начал учиться.

 

– Удивительно, вы голодали, и продолжали играть в шахматы?.. До того ли? Отвлекались так от проблем?

 

– Одно слово – любовь. Любовь разве можно как-то объяснить?

 

Урок чемпиона

 

– Когда вы уже почти взрослым пришли во Дворец пионеров, играть умели, теорию подтянуть – это при желании, наверное, не самая большая проблема. Что стало в то время для вас главным шахматным уроком?

 

– Наш тренер во Дворце пионеров, ветеран войны, был злой – мучили его, наверное, и раны, и какие-то воспоминания, – но дело свое знал, и хоть бывал груб, но к нам, мальчишкам, относился хорошо. И самое главное, что он был не против, чтобы человек, который уже брился, играл с пионерами. Наверное, увидел, как я люблю шахматы.

 

Чемпион мира по шахматам М.Н. Таль

Чемпион мира по шахматам М.Н. Таль

Он пригласил как-то для мальчишек прочить лекцию чемпиона мира Михаила Таля. И вот приходит человек, который уже был на вершине олимпа, и говорит мне: «Ну-ка, переросточек, иди-ка сюда!» Ему тогда было 27, а я на 10 лет моложе. У меня руки-ноги трясутся, но я виду не подаю, подхожу. Он говорит: «Реши-ка задачку!» И вот мы с лучшим из учеников мучились-мучились и за 18 ходов поставили мат. А Таль нам: «Балбесы, куда вы полезли из Москвы в Ленинград через Владивосток?» – и показывает, как мат поставить в два хода.

 

И тогда я набираюсь храбрости и спрашиваю: «Вот вы – король атаки, а скажите, сколько можно пожертвовать в игре фигур – одну, две?..» И ответ мне был как обухом по голове. «Все!» – сказал Таль. «А чем же мат-то ставить?» «А это, – отвечает, – не важно. Важна идея».

 

Тогда для меня это был шок. Таля я считаю своим учителем, поскольку, когда услышал от него вот это, у меня крылья выросли. До этого я в игре тыкался-мыкался, а потом для меня стало все просто: пожертвовать две фигуры – легко! Кто-то целью игры видит отыграть пешечку и реализовать ее, для кого-то победа – любым путем, а для меня – нет, для меня главное в шахматах – это процесс, это движение мысли. В игре ты должен проверить свою мысль.

 

– А как же результат?

 

– Результат в шахматах – это дело десятое. Если ты хочешь играть сильнее, то и соперника тебе надо искать равного или более сильного, если же он не такой сильный – то ты сам должен ему помогать. Потому что только вдвоем вы можете создать что-то путное. В одиночку тут трудно что-то придумать, только вот в этой борьбе, в постоянном искании – мысль бьется-бьется-бьется, а противник тебе подбрасывает задачки, и мысль опять бьется-бьется – богатство шахмат.

 

Шахматная бесконечность

 

– Выходит, шахматы – это такой творческий процесс?

 

– Да. Американцы вывели формулу, что после 50 лет и женщины, и мужчины должны играть в шахматы, потому что это одно из действий, которое позволяет нагрузить мозг.

 

Мозгу нашему постоянно нужно работать, но если человек ходит на одну и ту же работу 5, 10, 50 лет, то мозг у него спит. Он привыкает к шаблону и по нему действует. Мозг не развивается, человек теряет энергетику – и соответственно стареет.

 

Почему шахматы позволяют все время быть в тонусе? Потому что за более чем 2000 лет существования этой игры было сыграно бессчетное количество партий – и ни одна из них не повторилась! Искусственно можно повторить, но если это живая игра – то она всегда будет новая, потому что люди ищут свой путь. Шахматы бесконечны, а значит, всегда есть интерес, всегда есть новизна, всегда есть нагрузка на мозг.

 shah_0

– Раньше шахматы были как-то больше распространены в нашей стране: на бульварах, в парках, во дворах могли сидеть люди, играть…

 

– Да. Но раньше и вода мокрее была. Но на самом деле, людей разъединила в первую очередь благополучная жизнь. У всех теперь отдельные квартиры, коммуналок почти не встретишь. Это первое. А второе – компьютер. Сейчас человеку зачем куда-то ходить – еще неизвестно, с кем встретишься. Можно поиграть с компьютером.

 

Но компьютер – это враг для шахматиста-любителя. Когда люди играют с машиной, они чешут свое эго. Они могут ругаться, плеваться, могут возвращать ходы – то есть играть не по правилам. Для поиска информации компьютер незаменим, но играть надо только с людьми. Роскошь человеческого общения, что тут еще говорить. А между вами – доска.

 

Сначала вы молча играете, но потом обязательно общаетесь. Шахматы – это повод собраться, поиграть, посоревноваться, а потом расслабиться, поговорить. Они могут быть средством найти себе друзей близких по духу и равных по интеллекту. Потому что тот, кто играет в шахматы, уже имеет определенный уровень. Конечно, бывают и пьяницы шахматисты, и хамы, и хулиганы, но их немного, потому что настоящий шахматист знает, что без уважения к сопернику ничего не выйдет.

 

Чемпионаты для малышей

 

– Николай Афанасьевич, а как получилось, что из игрока вы превратились в преподавателя?

 

– В молодости, конечно, хотелось связать свою жизнь только с игрой, но жизнь меня обломала. Быт, в общем-то, заедал всегда. Выйдя из интерната, я знал, что нам с матерью помочь некому. Мое дело – работа и заочное отделение в педагогическом. А потом своя семья, дети – и я уже понял, что игроком быть поздно. А преподавание – это у меня получалось, и самое главное – приносило удовлетворение. Что буду учителем, я знал с 7 класса.

 

В 70-ом году я вернулся из армии и пошел инструктором по спорту в дом пионеров, где я еще в детстве начинал, и все мои спортивные таланты (футболиста, теннисиста, легкоатлета), приобретенные во дворе и оздоровительных лагерях, пригодились. Ну и, конечно, сами шахматы. Постепенно шахматы стали основным занятием, и в 1979 году я отрыл свою школу.

 

Фото из архива шахматной школы "Каисса"

Н.А. Сысоев и его ученики. Фото из архива шахматной школы «Каисса»

– К вам на занятия в «Каиссу» приходят совсем маленькие ребята – четырех-пяти лет. Вы и тогда начинали с малышами?

 

– Начинал я с семиклассников. Я брал ребят, учил их, вывозил команду на какие-то соревнования. Но через год никто из них ко мне на занятия не приходил, потому что 8 класс был выпускной, им надо было делом заниматься, а шахматы для них были так, безделица. И я стал спускаться по возрастной лестнице и дошел до 1 класса. А теперь уже и до 4 лет. Это самая благодарная публика, потому что малышей ты учишь, а они все время хотят, хотят, хотят… Чем раньше начинать заниматься, тем лучше.

 

Я принимаю сейчас детей с 4 лет, но это не предел, думаю, будут у меня дети и 3-х, и 2-х лет. Сейчас чемпионаты мира проводятся с 8 лет. А моя мечта – чемпионаты по младшим группам.

 

– Но, наверное, нужно обладать определенными качествами, чтобы заниматься шахматами?.. Любой ли ребенок может играть?

 

– Любой ребенок не то, что может, а должен играть! Великий педагог Сухомлинский сказал: «Без шахмат нельзя представить полноценного воспитания умственных способностей и памяти. Игра в шахматы должна войти в жизнь начальной школы как один из элементов умственной культуры». Крепко сказано?

 

А я сейчас говорю: не в школу, а в детские сады! Шахматы необходимы, как витамины. Витамины роста мозга и развития характера.

Фото из архива шахматной школы "Каисса"

Фото из архива шахматной школы «Каисса»

Талант или время и терпение?

 

– То есть необходимо в детстве ребенка познакомить с шахматами, дать некие основы игры – а дальше пусть решает сам, продолжать ли ему заниматься дальше, так?..

 

– Конечно. С детства просто приобщать ребенка. Мой сын, играя, как все дети на полу, играл также с шахматными фигурками. И первое слово, которое он сказал, было ни «ма», ни «па», а «конь». Вы знаете, какая для отца-шахматиста это была радость?!

 

Подкидывайте ребенку хорошие деревянные шахматные фигурки – только протирайте их, малыш же в рот все тянет. Если вы сами играете в шахматы, пусть ребенок это видит, пусть смотрит.

 

Есть знаменитый миф о чемпионе мира легендарном кубинском шахматисте Капабланке. Четырехлетний Капабланка крутился-крутился рядом, пока отец с приятелем играли, и вдруг говорит:

 

– Папа, ты неправильно пошел конем.

 

Отец его спрашивает:

 

– А кто тебя научил?

 

– Никто, я сам понял.

 

– Ну, давай сыграем.

 

И Капаблакнка обыграл отца.

 

Американский шахматист Решевский в 8 лет давал сеансы одновременной игры. Сейчас у нас есть 13-летние гроссмейстеры. Ребенок может даже самостоятельно понять и очень прилично играть, если есть талант.

Гроссмейстер Ю.Л. Авербах. Фото из архива шахматной школы "Каисса"

Гроссмейстер Ю.Л. Авербах. Фото из архива шахматной школы «Каисса»

– Как понять, есть ли талант?

 

– В шахматах это очень легко – есть тесты специальные, которые определяют, подает ли ребенок какие-то надежды. Но за свои 45 лет преподавания, я вам скажу, я ошибался бессчетное количество раз. Вот сколько у меня было детей, столько раз я ошибался в оценке ребенка.

 

Приходит ко мне ребенок, который и 5 минут не может сидеть за доской, дергается, балуется. Тренер такого сразу выгонит – все, иди гуляй! А я принимаю всех и терплю, терплю, терплю. Я отвоюю сначала 5 минут , потом – 6, потом – 7, 10… А потом ребенок заинтересуется, поймет, еще и заиграет лучше других. Так бывает.

Фото из архива шахматной школы "Каисса"

Фото из архива шахматной школы «Каисса»

– Могут ли родители сами дома научить ребенка играть или все-таки лучше отдать куда-то на занятия?

 

– Заинтересовать может любой отец – купить шахматы, выучить названия фигур… Только и это надо делать правильно, взять учебник, посмотреть в Интернете. В шахматах не «королева» – а ферзь, не «офицер» – а слон…

 

А дальше – все должны делать профессионалы. Потому что исправлять ошибку родителей, переучивать гораздо труднее, гораздо больше надо терпения.

 

Приходит отец с ребенком, говорит: «У меня ребенок играет!» А он играет, извините, по «дворовым правилам». Проведет короля от края до края и требует: «мне положена пешечка». «Откуда ты такое взял?» – «А меня папа научил!» И я вынужден говорить, что папа не прав, что папа ошибся. Такого не должно быть. Это неправильно.

 

Ребенок должен встретиться с Педагогом с большой буквы. Учитель должен быть добрым, внимательным, адекватным. Родителям надо самим поговорить, посмотреть, а не так: «О, что у вас тут? Шахматы? Ну, нате!» Чтобы не получилось, что оставили ребенка – а педагог накричал, например…

 

И надо самим помогать ребенку, повторять, заниматься дома. И даже если вы ничего не знаете о шахматах, я говорю родителям: учитесь вместе! Иногда говорят: «Ой, я бестолковая мама…» Но высшее образование или 11 классов школы есть же – сможете понять то, что четырехлетний разумеет! Хотя бы в начальной стадии.

 

– Какой-то совет или какое-то предостережение вы бы могли дать отцам, которые будут учить сами или помогать своим детям осваивать шахматы?

 

– Надо понимать, что это огромная ответственность, что нужно очень много сил и терпения. Если у вас не хватает времени и терпения, то лучше закрывать рот и ничего не говорить, не надо спорить со своим ребенком!

 

Ребенку нужно давать ровно столько, сколько он хочет. Не заставлять его полюбить шахматы с помощью ремня и наказания. Только добром. Только по капельке, никуда не спеша, не ставя никаких задач в выигрыше.

 

У меня в практике был такой случай, когда папа, кандидат в мастера спорта по шахматам, привел ребенка. Он сам играл на шести досках вслепую и выигрывал. У меня было три возрастных группы, а мальчику – 6 лет. Я его хотел в младшую, а отец говорит: нет, его в третью! Ну, я пошел у него на поводу. А сын в этой группе проиграл первую партию, проиграл вторую, а в третьей сидит и не делает ход. Я понял, что он боится еще раз проиграть: часы тикают, пусть лучше время выйдет, но он ошибку не сделает. Я подошел, тронул его за плечо – а у него плечо синее. Понимаете?! То есть его отец бил за результат! Своего шестилетнего сына! Я тогда был молодой, опыта у меня не было, и просто хотелось морду набить, а я позвал отца и сказал: «Вы извините, я не буду заниматься с вашим сыном».

 

Даже если вы специалист в какой-то области, но не прочли ни одной книжки Корчака, Макаренко, Сухомлинского, – в педагогике вы ноль. Более того, вам нельзя ошибиться – вы родитель! Так что советуйтесь со специалистами.

Н.А. Сысоев

Н.А. Сысоев

Как папины шахматы помогли сыну артистом стать

 

– А как определить, чем ребенку заниматься? Ну, может быть, ему рисовать надо, а мы его шахматами мучаем?

 

– Очень просто – совать ребенка во все известные кружки и смотреть, что ему нравится. А потом спрашивать у специалиста: ну что, более-менее способности есть у него?

Рисунок ученика

Рисунок ученика

Я вам расскажу на примере моего сына. Мама у нас – типичная одесская мама. Увидев, что ребенок рисует, в 5 лет повела его – ни много, ни мало – в Академию художеств. Год, а то и больше она через всю Москву таскала маленького ребенка туда на занятия. Мне это надоело, и я показал его рисунки своему другу профессиональному художнику. Он спросил: «Коль, правду?» – «Да». – «Как все». Я быстренько это дело завернул и сказал, что надо пробовать что-то другое.

 

А когда сын был еще совсем маленький, я водил его к себе в шахматную школу. Мы делали представление «Живые шахматы», когда большая доска и дети в костюмах шахматных фигур. И вот я заметил, что когда он выходил на эту доску, то все ему, сыну директора, хлопали, а он очень радовался. Я спросил: «Тебе нравятся аплодисменты? Давай тогда что-нибудь выучим». По тому, как он выступал, как принимал аплодисменты, видно было, что он артист. Мы стали искать театральную студию, и в 6 лет жена привела его в театр Спесивцева, где он сам очень уверено спросил: «Вам артисты нужны?», а оказалось, что как раз такого беленького мальчика сейчас и искали для спектакля. В театре Спесивцева он задержала на 8 лет, сыграл в 13 спектаклях, в 9 из которых – главную роль, и нашел свой путь. К 9 классу он был готовый артист – какой, говорить не приходится, но он знал и понимал сцену, жил этим.

 

Учился плохо. Но я закрывал на это глаза, говорил – вот такая оценка должна быть… (рисует на столе тройку – прим.ред.), все остальное – дело твоей совести. Человек, когда захочет поступить в какой-то институт, получить какую-то профессию, знания, он школьную программу за год наверстает. Родители делают большую ошибку, особенно сейчас, в современном мире, когда во главу угла ставят успех в школе. Главное – найти себя.

 

Сын мой нашел себя, окончил актерско-режиссерский институт, организовал фирму, сейчас снял уже второй фильм – называется «Спринт», в апреле была премьера в «Иллюзионе».

 

– Шахматы ему как-то помогли?

 

– В 6 лет он был чемпионом кружка, но потом заявил: «Пап, я сделал тебе чемпиона? Я больше не хочу. Я не люблю твои шахматы, они мне не нравятся». Сейчас ему 28 лет, иногда он говорит: «Ну, давай, я тебя сейчас обыграю». Ну да, мечтать не вредно. Он запомнил три «золотых правила», чайника обыграть может – ну, хорошо.

 

Но шахматы ему помогли. Он был самый молодой в институте – в 16 поступил, в 20 закончил. Потому что шахматы учат нестандартно мыслить и тренируют характер.

"Живые шахматы". Фото из архива шахматной школы "Каисса"

«Живые шахматы». Фото из архива шахматной школы «Каисса»

Правило для родителя: двигаться вперед

 

– У вас огромный педагогический стаж. По-вашему, дети изменились за эти годы?

 

– Очень сильно! Жизнь не стоит на месте. Но как изменились – очень трудно сказать. Во всем виноват прогресс. Сейчас у ребенка много соблазнов. Но это я говорю простые истины, которые известны всем. Сейчас ребенка слишком многое отвлекает.

 

Родители, дав ему компьютер, считают, что он сам выплывет, сам найдет там все, что угодно, лишь бы не приставал. Компьютер помогает жить, но зачем помогать в самом начале? Человек должен сначала научиться сам выкарабкиваться, сам додумываться, сам создавать. Он должен поверить в себя. А помогать в этом должны родители.

 

Действительно, жизнь сегодня такая сложная, что выделить 5-10 минут ежедневно отцу очень трудно. Он должен зарабатывать деньги, тащить семью. Но надо помнить, что время, когда ребенок растет, оно неповторимо! Если вы забыли ребенка на неделю, на две недели, на месяц – это невосполнимо. Уделите хоть 5 минут, хоть 10 минут ребенку ежедневно. Подумайте, чем заняться эти 5-10 минут. Не просто поцелуй на ночь. Не просто «как дела» – и отвернулся. А, сколько у тебя есть времени, внимательно выслушай, чтобы ребенок почувствовал, что не просто старший, который защитит и денег даст, а друг, который может выслушать и посоветовать. И если родители растратили эту детскую веру в них, то сами виноваты, потому что мало уделяли времени или совершенно не желали сами двигаться вперед, развиваться.

 

Родитель ребенку лучший друг, и дружба именно в этом – в помощи. Не в «сю-сю», «чмоки-чмоки», а в том, чтобы помочь ребенку овладеть какими-то навыками. А если родитель сказал: «О, нет, дружок, я тут не понимаю, эти твои шахматы настолько сложны…», – то это приговор вашему ребенку. Надо учиться с ребенком или хотя бы сделать вид, что учитесь.

shah_1_1

Шахматная школа «Каисса» принимает детей с 4 лет. Тел.: 8-916-036-84-72



Автор: Александра Оболонкова, 28 мая 2015 года

Комментарии

  1. анастасия:

    Спасибо большое ..очень хорошая статья, мне как маме юнного пятилетнего шахматиста на многое открыла глаза..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Александра Оболонкова
Журналист и редактор. За цикл радиопрограмм о милосердии в 2008 году была награждена премией СЖР «За лучшее журналистское произведение». Воспитывает сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
«Взрослый – прав, сиди и не отсвечивай!»

17-летние подростки очень хотят изменить мир, но их сочинения на свободную тему — это смесь средневековых проповедей про нравственность, идеологических штампов и неуклюжих попыток быть оригинальными и вывести преподавателя из себя.

О чем волнуются отцы школьников?

Конкуренция, «правильное» воспитание, тяжелый портфель – о чем еще волнуются отцы школьников?

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.