Дневник папы одного мальчика. Буханка

Совсем недалеко от нашего дома бежит небольшая речка. Минут двадцать ходьбы пешком, и то, считайте, в обход, до наиболее удобных не заболоченных берегов. Мы с Егором довольно часто отправляемся туда: там тихо и спокойно, там нет машин, поход туда – это какое-никакое единение с природой. А еще Егор просто без ума от любых акваторий, даже от таких маленьких, и созерцание расходящихся кругов от брошенного в воду камня – одно из любимейших занятий сына… Перечислять причины можно долго, я назвал вам лишь основное. Теперь этот список пополнился еще одной – утками.

 

Мы заметили их совершенно случайно во время одной из наших прогулок. Совсем, было, собрались домой, как мое внимание привлекло странное шевеление около камышей. Это были дикие утки и селезень (в общей сложности я насчитал восемь штук). Молодые, родившиеся в этом сезоне, но уже серьезно окрепшие и самостоятельно нагуливающие жир к предстоящему перелету.

 

Я сразу же показал «серых шеек» сыну. Малыш обрадовался и заинтересовался, хотя поначалу принял птиц за рыбок – уж очень активно они заныривали и плескались. Когда-то Егор уже видел уток в зоопарке, но там они были исключительно белые и чрезмерно холеные; слишком «правильные» утки были совсем «неправильными». Не то, что наши новые знакомые! Серые, живущие прямо под открытым небом, не ведающие клеток, свободные, резвые и веселые, крякающие и с шумом поднимающиеся из воды.

 dnevnik_buhanka_2

Раньше мне уже доводилось встречать уток на нашей реке, но не припомню, чтобы они подплывали так близко и продолжительное время не чурались человеческого соседства. В общем, нам с Егором утки очень понравились, и мы пообещали себе проведать их еще не раз до того, как им настанет время лететь в более теплые края.

В ближайшие выходные мы снова отправились к нашим новым знакомым. На этот раз мы решили угостить их хлебом, при условии, что наша встреча состоится (а в этом плане произойти могло всякое). Егор сел на свой двухколесный велосипед со стабилизаторами – малыш на нем без особого труда доезжает до речки и обратно, – и мы тронулись в путь. Примерно на середине пути я с горечью осознал, что мы позабыли хлеб дома…

Возвращаться не хотелось, но и разочаровывать сына – тоже. Чем же мы будем потчевать пернатых? Я решил – что-нибудь обязательно придумаю…

 

Утки были ровно на том же месте, где мы встретили их в прошлый раз. Это стало понятно еще до того, как мы дошли до реки: на берегу стояли молодые родители с маленькой дочкой и с нескрываемым интересом смотрели на воду, все-таки не слишком частое явление – настоящие дикие утки в городе. Да еще и в таких количествах.

 

— Ой, какие хорошенькие! – ликовал Егор и трогательно протягивал свои ручки, изображая готовность обнять птиц.

 

Он вообще любит животных, каждого ему хочется приласкать, погладить. Правда вначале спрашивает – не укусит ли. Это достаточно сильно волнует малыша. Но утки, как понимал Егор, кусаться не должны.

 

— Ты помнишь их? Мы с ними недавно познакомились.

 

— Помню. – ответил Егор и, стараясь продемонстрировать свою особую осведомленность, добавил. – Гуси-гуси! Га-га-га. Есть хотите? Да-да-да.

 

— Умница! Только это не совсем гуси, хотя и похожи на них. Это уточки. Кря-кря.

 

— Кря-кря. У-у-уточки, – согласился сын. – Можно взять их домой?

 

— Ты хочешь взять их домой?

 

— Да!

 

— Но уточки привыкли жить на речке, у нас дома им станет скучно, и они загрустят. – Порой, в голову приходят совершенно немыслимые ответы на вопросы и просьбы малыша, которому скоро исполнится всего-навсего три года.

 

— Не надо грустить, – заключил Егор. На том и порешили.

 

Я полюбопытствовал у наблюдавшего за утками семейства – нет ли у них случайно с собою хлеба. Хлеба у них не было, и все они, включая их маленькую дочку, не менее меня сожалели, что не догадались прихватить его с собой. Егор вопросительно смотрел на своего отца, ожидая скорого решения сложившейся ситуации.

 

И тут я вспомнил, что совсем недалеко от речки – у нас вообще все недалеко – есть пекарня, в которой, конечно же, должен быть свежий хлеб. И мы с Егором помчались туда, опасаясь, что утки, расстроенные нашей рассеянностью, уплывут в свои камыши, и мы их больше не увидим.

 

По правде говоря, торопился только я, Егор, напротив, сопротивлялся, думая, что все это специальная родительская уловка, дабы увести его, Егора, от реки.

dnevnik_buhanka_1

.

В пекарне нам сказали, что при всем нашем желании, полбуханки продать не могут, пришлось взять целую, кирпичиком. Хлеб был горячим, с приятно похрустывающей корочкой, такой ароматный, что мы с сыном не удержались, отломили по кусочку и тут же съели.

 

Назад Егор ехал быстрее меня – он все понял и спешил воплотить наконец то, ради чего вся наша субботняя прогулка и затевалась. Я бежал за сыном вприпрыжку, а в голове моей крутилась мысль – что же мы будем делать с оставшимся хлебом? Скормить уткам целую буханку казалось мне просто немыслимым, тащить потом остатки в собой – обременительно, ведь мы еще намеревались взять арбуз. Арбуз, велосипед, Егор, остатки хлеба – нам даже в подъезд зайти будет обременительно. Никакой сумки мы, конечно же, с собой не прихватили. В общем, не знаю почему, но дался мне этот хлеб – никак он не шел из моей головы!

 

По пути к реке мы встретили уже виденных нами наблюдателей. Они отправились домой: мама, папа и их маленькая дочка. Но, увидев в моих руках булку – таинственно улыбнулись и повернули обратно, пошли вслед за нами.

 

И вот, мы с Егором стоим у самой кромки и кидаем, кроша в руках, только что купленный хлеб в воду. Пока никого не было на берегу – утки успели отплыть чуть подальше, поэтому мне поначалу пришлось, под подбадривающие выкрики Егора, как следует размахиваться, чтобы добросить кусочки. Утки вздрагивали от падающего рядом хлеба, но уже вскоре с удовольствием принимали наше угощение, подплывали совсем близко, словно выпрашивая добавки.

 

Егор смотрел на птиц как зачарованный, ему явно пришлось по душе это нехитрое, но доброе занятие. Я понимал, что после этого дня я еще ни раз услышу от него: «Папа, пойдем кормить уток!», и знал, что мы обязательно пойдем…

 

Девочка, указав пальцем на Егора и на всякий случай надув губки, сказала, что хочет «постоять с тем мальчиком». Никто и не думал возражать. Я протянул сыну буханку, предлагая отломить кусок и поделиться с девочкой. Егор был щедр. Дети переглядывались и хихикали, мелко-мелко крошили хлеб у самого берега (пусть порадуются и рыбки — кто-то до сих пор умудряется поймать здесь неплохих щук и чебаков), да успевали еще и есть хлеб сами – все-таки он был очень вкусным.

 

Проходящие мимо люди останавливались и с улыбкой смотрели на нас. Я даже не знаю, кто им нравился больше – дикие утки или славные малыши, крошащие им хлеб.

Время летело как угорелое, буханка в моих руках таяла прямо на глазах. Наконец от нее, к общему удивлению взрослых, осталась лишь небольшая корочка. Выходит зря я переживал на тему избыточности хлеба!

 

Я вопросительно поглядел на сына, дескать, что будем делать с остатками?

 

— Воробышков еще надо угостить, – сказал Егор, и мы раскрошили оставшееся прямо на дорожке, ведущей к берегу.

 

Истина, как всегда, оказалась проста: даже если ты очень мал, даже если тебе нет и трех лет, целая буханка хлеба – это не так уж и много, если ты готов поделиться ею с друзьями.



Автор: Сергей Путин, 25 октября 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сергей Путин
Юрист. Некогда участник литературного клуба "ЛебядкинЪ" при журнале "Урал". Публикуется в литературных изданиях и на интернет-ресурсах. Пишет в основном о детях и для детей. Женат, воспитываю сына Егора и дочек Ульяшу и Варю.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.