Дневник папы одного мальчика. ФИО

Согласно сформировавшимся за долгие годы правилам, каждый человек, в любой точке мира, наделяется своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если оное предусматривается национальным обычаем. Имя служит некой визитной карточкой, призванной идентифицировать конкретного человека в группе других лиц; под своим (и только своим) именем человек приобретает права и несет свои обязанности. И много чего еще, наверное…

 

И независимо от того – стар ты или мал – у каждого из нас есть свое имя. А если быть точнее – не просто имя, а масштабное ФИО. Даже у новорожденных, которым, казалось бы, целое ФИО пока что ни к чему совсем… Но рано или поздно ребенок должен заучить и накрепко запомнить это самое ФИО и идти с ним по жизни. Наверное, два года – это вполне достойный возраст для получения (и закрепления) такого рода знаний.

 illpapa2

Телефонный разговор Егора с бабушкой.

 

— Привет, Егор.

 

— Пивет, — отвечает довольный внук, большой любитель телефонных разговоров, и устраивается с трубкой поудобнее.

 

— Как у тебя дела?

 

— Хо-ошо.

 

— Чем занимаешься?

 

— В игушки гаю. (В игрушки играю)

 

— А ведешь себя хорошо? Маму слушаешься?

 

— Да, — врет, конечно.

 

— Молодец!

 

Любой, кто пробовал разговаривать с маленькими детьми, знает, что для поддержания беседы и интереса к ней ребенка нужно задавать простые вопросы, ответы на которые очевидны. И бабушка делает стандартный заход:

 

— Молодец. А как тебя зовут?

 

— Егойка-маыш (Егорка-малыш).

 

— А как маму зовут?

 

— Мама-Ииша (Ириша), — ликует внук и наносит упреждающий удар, демонстрируя высокую эрудированность, — папа-Сейога (Серега)!

 

— Какой умница, всех знаешь! А как у тебя фамилия?

 

Двухсекундная пауза…

 

— Все, баба, пока!

 

Чуть позже Егор худо-бедно научился называть свою фамилию. Даже вместе с именем. Правда звучит она, нередко, на этакий итальянский манер – Пунти.

 

После поездки к теплому Средиземному морю, где Егор имел первый и, как это водится, непродолжительный курортный роман с девочкой Машей, москвичкой, которая была старше нашего сына ровно в два раза, Егор приучился отвечать на вопрос не иначе как «Егорка-малыш».

 

Просто девочке Маше, объективно не нашедшей возможности побеседовать с «любимым медвежонком» на другие, более серьезные темы, очень нравилось помногу раз задавать один и тот же вопрос: «Малыш, как тебя зовут?». Она находила это очень забавным. Сколько сотен раз этот вопрос был задан я уже и не припомню, зато сын запомнил точно, что «малыш» — это именно о нем, Егорке, и воспринимал эту самую приставку «малыш» как неотъемлемую часть своего имени.

 

Не так давно Егор узнал, что есть такое понятие (и слово!) – имя.

 

— Егор, а какое у тебя имя?

 

Сын смотрит удивленными глазами, давая понять, что он совсем не в курсе обсуждаемого.

 

— Ну, имя – это как тебя зовут, как тебя называют.

 

— Да, — отвечает Егор, но по всему заметно, что все равно понимает не до конца.

 

— Вот у мамы имя — Ириша, у папы – Сережа, а как у Егорки имя?

 

Малыш слегка задумывается и бодро выдает, кивая в знак утверждения головой (ошибки быть не может!):

 

— Сынок!

 

Мама и папа, конечно же, объяснили Егору, что к чему и какое имя у него на самом деле. Вскоре приставка «малыш» стала постепенно исчезать из ответов сына и даже нашла себе достойную замену – фамилию.

 

— Ну-ка, сынок, скажи нам, как тебя зовут?

 

— Егойка Путин.

 

— Молодец. А ты знаешь, что кроме имени и фамилии у тебя есть еще и отчество?

 

— Неть…

 

— Знаешь, какое у тебя отчество?

 

— Как отец… — не то спрашивает, отзываясь эхом, не то отвечает.

 

— Да, как отец. Отчество – это часть твоего имени, говорящая о том, кто твой папа. Кто твой папа?

 

— Вот, — показывает Егор и обнимает меня за колено.

 

— Да, молодец. А как папу зовут?

 

— Сейога, — уж это мы знаем.

 

— А ты папин сын?

 

— Да.

 

— Значит ты, — начинаю произносить нараспев, — Сергеевич.

 

— Се-е-вич, — изо всех сил старается малыш, и делает самостоятельное заключение. – Егойка Путин Се-е-вич.

 

— Умница! Молодец! Только немножко не так. Надо Егор Сергеевич Путин.

 

— Егойка Сейгеевич Путин, — куда уж лучше для двух-то лет, рады и сын и папа.

 

Слишком «отчеством» сына не загружаем, не мучаем, ни к чему пока. Знает – и хорошо. Реально пригодится еще не скоро – когда вырастет.



Автор: Сергей Путин, 23 января 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сергей Путин
Юрист. Некогда участник литературного клуба "ЛебядкинЪ" при журнале "Урал". Публикуется в литературных изданиях и на интернет-ресурсах. Пишет в основном о детях и для детей. Женат, воспитываю сына Егора и дочек Ульяшу и Варю.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи

Традиционное семейное авторалли «Батя» пройдет в Москве 3 января 2017 года. Для участия в нем необходимо до 31 декабря заполнить и заявку и прислать ее по адресу [email protected] В день соревнования сбор участников – в 10.00 на Поклонной горе. Финиш организаторы держат в секрете.   Девиз ралли: Семья – это дружный экипаж. Участники – семьи…

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.