Фонарь очерчивает круг…

Текст был прислан на конкурс «Лучший день в жизни».

 

Посвящается моему отцу Слащёву Василию Арсентьевичу.

 

Для большинства детей первое слово в жизни – «мама». Моим первым словом было – «папа». Отец с первых дней моей жизни столько времени посвящал мне, что по-другому и быть не могло. Детская память удивительным образом сохранила эти счастливые мгновения…

 

Мне четыре года. Мы с братом (ему пять лет) прыгаем вокруг ёлки. Сейчас её будем украшать! Вдруг папа приносит пластилин, и мы лепим шары, звёздочки, колечки. Отец привязывает к нашим шедеврам нитки. Потом вся эта красота отправляется на ёлку. Это была самая прекрасная ёлка в моей жизни! Я впервые попробовала сделать сказку своими руками…

 

Однажды из очередной командировки мама привезла три клюшки – одну взрослую и две детских. Папа залил каток в углу двора, подвёл туда свет. Тёплым зимним вечером там разыгрывается настоящая хоккейная баталия. Отец – вратарь. А мы с братом лупим шайбами ( у каждого своя!) по воротам. Вокруг сгущается темнота. И только там, где фонарь очерчивает круг, светло и совсем не страшно. Я хорошо помню, как осознала это ощущение безопасности, ведь рядом был отец.

photosight.ru. Фото: Василенко Сергей

photosight.ru. Фото: Василенко Сергей

Папа очень любил читать книги. Нас он записал в детскую библиотеку ещё до школы. Каждую субботу в одиннадцать часов мы втроём идём менять книги. Книги дома заворачиваем в газету (пакетов тогда не было). В библиотеке разговариваем шёпотом. По дороге домой тоже говорим почему-то тихо. А вечером с братом забираемся в отцовскую кровать. Папа садится на стул и читает нам. Заглядывает мама. Слова «детям пора спать» замирают на её губах. Она улыбается и прикрывает дверь. Потом отец разносит «слушателей» на руках по кроватям…

 

Родители купили новый большой дом. Он стоял на краю соснового бора. С тех пор у нас появилось новое увлечение – прогулки в лес. По выходным дням зимой на лыжах мы отправляемся с папой «кормить белочек и зайчиков». Всю неделю собираем хлебные корки, сушим их. Клянчим у мамы кусочек теста, когда она лепит пельмени. Катаем из него калачики, печём прямо на печке! И вот – мы в лесу! Раскладываем гостинцы на пеньки, в расщелины стволов. Наши «кренделя» ещё теплые и пахнут дымом. Некоторые засовываем себе в рот, остальные развешиваем на ветки. Вечером, лёжа в кроватях, представляем, как приходят за нашим угощением звери и птицы, как радуются. Удивительно хорошо становилось на душе оттого, что ты кому- то помог…

 

Моё последнее воспоминание об отце – как он несёт меня, первоклассницу, на руках. Мы жили далеко от школы. Папа боялся, что мои белоснежные колготки запылятся. Вот и носил меня до дороги на руках. Так продолжалось две недели. А потом на заводе произошла авария, и папы не стало…

 

Удивительно, но я до сих пор живу с ощущением его присутствия. За короткие семь лет он успел наполнить мою жизнь отцовской любовью и теплом. Спасибо тебе, ПАПА!



Автор: Елена Иванова, 13 января 2015 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Елена Иванова
Участник литературного конкурса журнала «Батя» «Лучший день в жизни».
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мужчина и его остров

Несколько слов о мужском внесемейном досуге.