Горный спасатель Александр Уласевич: горы надо любить и бояться

Горы… Это и проверка человека на прочность характера, и спор со стихией, и радость покорения вершины, и реальные опасности и риски… Это место, где, как пел Владимир Высоцкий, оставляют свое сердце:

«Сколько слов и надежд, сколько песен и тем
Горы будят у нас и зовут нас остаться! –
Но спускаемся мы, кто на год, кто совсем,
Потому что всегда мы должны возвращаться…»
Как вернуться с гор живыми и невредимыми, о правилах безопасности в горах и о том, нужно ли показывать горы детям, «Батя» поговорил с горным спасателем из Крыма Александром Уласевичем.

 

Александр Уласевич — горный спасатель. Стаж работы в отделении поисково-спасательных работ МЧС – с 1994 года. Опыт горных походов – 35 лет. В свободное время водит в горы группы детей своих друзей и знакомых. Женат, имеет взрослого сына.

 

– Александр, с чего для вас начались горы?

 

– Я много чем занимался с детства – и парашютным спортом, в том числе. Но в то время всё начало разваливаться – после развала Союза. Парашют – это стало дорого. И вот пришёл к нам в спортивную секцию однажды парень и сказал: пошли в горы! И мы пошли.

Александр Уласевич

Александр Уласевич

– Получается, он подтолкнул к решению быть спасателем? Первый учитель?

 

– Да, можно сказать, что первый. Учителей на самом деле было много. Разных. Человеку вообще нужны учителя — и хорошие, и плохие, и строгие – все они чему-то учат: как делать, как не делать.

 

Мне всегда везло с учителями и командирами. У меня командир был такой: Жемков Игорь Леонидович. Он никогда не приказывал, не перекладывал всё на других, а сам делал. Он никогда не тыкал носом и не заставлял что-то делать. И вот он что-то делает, а ты сидишь и тебе стыдно: он делает, а я нет.

 

– Вы такой же «командир», когда ведёте группу в горы?

 

– Я стараюсь быть не очень суровым. И научить могу, и приструнить, и посмеяться. Но к порядку необходимо приучать. Я могу и поругать за то, что костёр не затушили, что не убрали за собой, мусор бросили. Нам культуру прививали с детства, поэтому и детям сейчас её надо прививать, иначе потом будет поздно. И это касается не только бытовых каких-то вещей. Отношения между людьми в горах тоже очень важны.

 

– А можно ли вообще научиться профессии горного спасателя, или это что-то такое исключительное, как говорится «от Бога»?

 

– Всему можно научиться. Это не такая профессия, чтобы невозможно было научиться. Но нужны определённые качества. Прежде всего, надо любить горы. Знать, на что идёшь. И бояться. Все боятся гор, боятся высоты. Это нормально.

 

– И вы боитесь?

 

– Конечно! Нельзя без страха. Только это страх уже осознанный. Я знаю, чего надо бояться, я готов к каким-то моментам.

 

– То есть вас нельзя застать врасплох?

 

– Ну, как нельзя… Всегда есть место случаю, всегда есть место подвигу. Не всё зависит от твоего мастерства. От камнепада, например, не убережёшься. Или молнии.

 

Вот расскажу такой случай. Я много раз с друзьями стоял на мысе Айя в одном месте – возле «холодильника» (там природный такой холод из пещеры идёт). Сосны вокруг высоченные. Очень красиво. И вот нас вызывают на это место. Трагедия. Парень с девушкой остановились, разбили палатку, а ночью в горах сошёл обвал, сорвался огромный камень и упал прямо на палатку. Обоих насмерть раздавил просто. Как можно было это предугадать? Никак.

 

Но некоторые вещи можно заранее предусмотреть. Не ставить палатку в ручьёвом овраге, например. Потому что в горах так: у тебя может дождя и не быть, а где-нибудь вверху прошёл ливень и вся эта вода стекла вниз прямо под тебя. Неожиданный шум – не успел понять, а палатку снесло. Паводок бывает очень сильный. Значит, надо смотреть, где ставить палатку, выбирать ровненькие площадки. И чтоб не было деревьев над головой, которые могут упасть. Это тоже реальная опасность.

 

– То есть надо быть готовым, что произойти может всё, что угодно?

 

– Как убережёшься? Мало ли, сердце прихватило. Никогда не застрахован от того, чтобы подвернуть ногу или сломать. Просто оступился – и всё. У меня был перелом голеностопа. Как-то зимой взял у егерей лыжи короткие, без палок, чтобы быстрее добраться до автобуса – зимой темнеет рано. И не заметил браконьерскую петлю — лыжу сломал, ногу вывернуло. Там, где нормально человек дойдёт за 30 минут даже по снегу, я шёл два часа. Уже стемнело. Автобусы не ходят. Связи не было телефонной тогда. И шёл по дороги до Хмельницкого из Терновки 5 часов. Нога распухла, снял ботинок, а надеть уже не смог. Рубаху на ногу намотал, недавящую повязочку сделал, костыльки соорудил из веток и шёл.

 

А было такое (в детстве, правда, лет в 12), что забирался наверх и не мог спуститься. Полез один на скальную стенку, туда, где с товарищем в связке ходил, и застрял очень хорошо, ещё и снаряжение потерял. Плакал и спускался. Честное слово.

 

А были случаи, когда в осыпь попадал. И сверху камни летят, и под тобой всё сыпется, и ты сидишь посерёдке и начинаешь понимать людей, которых потом вытаскиваешь. Понимаешь, что это такое: оказаться с разбитыми ногами без обуви на такой вот осыпи.

 

– В такие моменты вспоминаешь, что все мы под Богом ходим?

 

– Да, конечно. Это очень ценное чувство! Особенно когда близко гроза, и тебя тучи низкие по черепу гладят, и сверкает всё вокруг, и карабины гудеть на тебе начинают – электромагнитное поле же. Всё снимаешь с себя и куда-нибудь ползком, где пониже.

 

Застраховаться нельзя. Но можно подготовиться – можно взять с собой дождевик, сменную одежду и обувь. Кое-что от нас зависит. Знать основы медицины, правило золотого часа. Это должен знать каждый. Учить в школе. И сдавать экзамены по системам жизнеобеспечения и безопасности. Все эти законы без преувеличения написаны кровью.

 

Мне помогает то, что я хорошо знаю местность. Всё же исхожено вдоль и поперёк, уже все тропки наизусть знаешь. Интересно было бы такой трекер создать, посмотреть, как человек передвигается за всю жизнь. У кого-то маршрут «дом – работа – магазин – ресторан…» (смеется).

Александр Уласевич

Александр Уласевич

– Вы, наверное, уже несколько витков вокруг земли сделали?

 

– Да, много хожу. И поэтому могу и в темноте, и с закрытыми глазами, как говорится, идти. Были случаи, когда по телефону выводил заблудившихся людей. Они мне говорили ориентиры, где они находятся, а я направлял на нужную тропинку. Один раз 40 минут на телефоне висел.

 

– Сейчас с телефонами проще стало?

 

– Конечно! Но в горах часто телефоны не ловят, позвонить невозможно.

 

– Что же тогда делать?

 

– Попробовать вспышкой от фотоаппарата на телефоне воспользоваться – бликовать. В горах далеко видно. Люди могут увидеть.

 

– А если не увидели? Что делать?

 

– Кричать. Могут услышать и дать знать нам.

 

Но только не надо жечь лес! Думают: вот костёр устрою – пожарные увидят и спасут. А пожар в горах неуправляемый. Ветер поднялся, искры полетели, и все сгорело вокруг дотла, вместе с людьми. И куда ты от огня денешься? Так лес над Ялтой несколько раз горел.

 

Если тебя не слышат и не видят, лучше ждать. Раньше с этим было проще, надёжней – каждая группа, которая в горы идёт, должна была регистрироваться: список участников, телефоны, маршрутный лист. У неё был расписан маршрут движения, и если они не появлялись в конце маршрута вовремя, не выходили на контакт, мы пытались созвониться и знали, где их искать. Мы знали, что вообще искать надо! И людей находили в тех случаях, когда они не могли подать сигнала о помощи. Были и обмороженные, и застрявшие, и попавшие под осыпь, и инсулинозависимые – да что угодно! И защимы были, когда упавшим деревом придавило человека. Такое очень часто случается. И сильный паводок. Пошёл человек наверх, переступил через ручеек, а на обратном пути там уже река образовалась такая, что не перейти никак.

 

Сейчас, к сожалению, в России нет ни журналов ведения групп туристов, ни обязательной регистрации. Раньше мы отмечали, сколько людей пошло в лес, сколько вернулось, подавали общие сводки. Горный туризм, скалолазание, спелеология – всё контролировалось. Приезжали на место, смотрели, как они лазают и, если нарушают, отбирали и рубили верёвку на пеньке, чтоб не лезли, если не умеют и не убивали других. Чтобы не закончилось трагически. Таких нужно останавливать любым способом.

 

Был случай – целая группа замёрзла. Как можно было 20 человек заморозить? Ни у одного спички не нашлось или зажигалки! Никто не смог разжечь костёр. И где? Это же не Памир. Там суровые горы, дров нет. Но здесь лес, деревья, воронки карстовые. В снег закопаться. Да что угодно можно было сделать! Ещё и разделились – половина в дороге умерла, половина замёрзла на месте, пока ждала помощи. В живых всего три или четыре человека осталось. У всех обморожения. За такое руководителей судить надо. Если уж ты берёшь на себя такую ответственность – вести людей в горы, нужно подготовиться как следует!

 

– Наверное, даже без обязательной регистрации, нужно, чтобы кто-то, что называется, «на берегу» знал, куда ты отправился?

 

– Всегда надо предупреждать, где ты находишься – дети, не дети – не важно, пусть лучше обижаются, что их контролируют.

 

Был случай, знакомые полезли в колодец – в шахту. Интересно. Спустились вниз, у всех нормальные умения. Но всегда кто-то должен оставаться наверху! А они все полезли: о, какая красота!А сверху кто-то просто обрезал верёвку.

 

Всё. 32 метра глубины. Люди внизу. И как кричать? Человек на три метра упадёт – никто не услышит. Это пещера, там звук распространяется специфически. Просидели там двое или трое суток, пока их не начали искать. Хорошо, что с водой там проблем не было. И было не сильно холодно – колодец карстовый. И батарейки у них были. Пытались подниматься, конечно, но как – если верёвка была одна и обрезана?

 

– А погода в горах мешает?

 

– Нет. Погоду надо любить. Любую. Вот дождик, например. Дети курточки надели, капюшоны, и идут, песни поют. Дождь не мешает, если ты к нему готов.

 

– Нужно ли «приучать» детей к горам, водить их с собой? И с какого возраста?

 

– Обязательно нужно! В горы можно идти с самыми маленькими – в рюкзак за спину памперсы, ребенка впереди в слинге – и в путь! У нас так многие дети росли – на стоянках. И как костёр развести, и как на скалку залезть, и всех ящериц в лесу знают с детства.

 

Но когда ведешь детей в горы, должна быть дисциплина. Всё должно быть расписано – все обязанности: кто котелок чистит, кто дрова носит. Не то, что пришли все и развалились.

 

Бывает, что дети капризничают, девочки особенно. Одна, когда только начинала в горы ходить, испачкала кеды и в истерику: «Они никогда не будут белыми!» А сейчас смотрю – идёт и не обращает внимания на эти мелочи. А то прямо на середине маршрута садились на землю и говорили: «Я никуда больше не пойду!» Не понимали, зачем всё это надо. А вот когда поднимались наверх, смотрели на всю это красоту сверху, совсем по-другому начинали себя вести. Психология меняется.

Александр Уласевич с семьей в горах

Александр Уласевич с семьей в горах

– А за что вы любите горы?

 

– Мне всегда было хорошо в лесу. Я люблю травки всякие, гербарии до сих пор собираю – известный в узких кругах ботаник (смеется).

 

Потом у меня есть любимые пещеры, о которых мало кто знает. У нас раньше была традиция – на Новый год мы с друзьями (из Киева, Харькова) собирались и отмечали праздник в горах. Каждый год новая пещера. Я готовил её заранее, присматривал, чтобы водичка там была, чтоб лишнего не тащить. Представь, в пургу, в холод, в метель люди подходят к пещере, а там всё есть. Приятно. Сейчас связи оборвались, жаль.

 

– А как ваш сын Артём относится к вашей профессии? Хочется ли передать любовь к горам по наследству сыну?

 

– Я думаю так: передавать надо то, что сын просит. Он многим пытался заниматься – и паркуром, и барабанами. Я смотрел, к чему он стремится, чего хочет. И никогда не заставлял.

 

Но я вообще считаю, что любой мужчина – не важно, кем он работает — должен уметь ходить в горы, уметь пользоваться снаряжением, основы, азы знать. Поэтому сын со мной всегда ходил, а теперь и сам со своей женой ходит. Первым делом они, ещё и не поженившись, купили палатку. Я одобрил.

 

Горы, лес — это не то место, куда нужно насильно тащить. Не та профессия. Это надо любить. Да и вообще не надо давить на детей. Надо давать толчки: вот это попробуй, вот это, и смотреть, как оно пошло. Пускай будет навык, а уж потом он поймёт, как его использовать. Для меня главное, что сын горы любит.

Александр Уласевич с семьей

Александр Уласевич с семьей

– А жена?

 

– Ну, у неё свои интересы. Но мы вместе ходим обязательно. Хотелось бы чаще, конечно.

 

– Она волнуется за вас?

 

– А чего волноваться? Она же знает, что я не полезу, куда не надо (смеётся).

 

 

 

 

==================================================

 

znakСуществует целый свод законов и правил безопасности в горах. Прежде чем отправиться в горы, неплохо бы ознакомиться хотя бы с основными. Но помимо этого, в горах нужно просто соблюдать элементарные вещи. Советы дает горный спасатель Александр Уласевич:

 

1. Дисциплина прежде всего! Необходимо слушать руководителя группы. Не брезговать советами тех, кто старше и опытней.

 

2. Но и свою голову на плечах надо иметь – включать мозги, если они у руководителя отключились.

 

3. Обладать необходимыми навыками:

 

— уметь пользоваться картой, знать маршрут, знать метеоусловия и рассчитывать маршрут, исходя из этого.

 

— знать, как развести костёр, чтобы и лес не спалить, и согреться; не разводить костры в пещерах, чтобы не угореть.

 

— не подходить к обрыву без верёвки, страховки.

 

— знать, как оказать первую помощь:

 

Элементарное, но часто оставляемое без внимания: как только возникли потёртости (в любом месте) – сразу принять меры, не ждать, пока сотрёшь до крови. Всегда уделять особое внимание – ногам – обуви и носкам.

 

Иметь обязательно аптечку. Особенно, если человек аллергичный или инсулинозависимый, или сердечник. Каждый свои проблемы знает. Если тебе не пригодится, может, кого-то спасёт.

 

— знать растения (например, купина неопалимая вызывает ожог, как от раскалённого масла) и насекомых – какие полезные, какие опасные (клещи, пауки, комары).

 

4. Не переоценивать свои силы – знать, что ты можешь пройти, а что нет.

 

5. Никогда не паниковать, сохранять спокойствие. Решение всегда найдётся.

 

 



Автор: Юлия Комарова, 29 июня 2016 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Юлия Комарова
Журналист, поэт, переводчик. Мама шестерых детей.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Горный спасатель Александр Уласевич: горы надо любить и бояться

Я считаю, что любой мужчина должен уметь ходить в горы. Поэтому сын со мной всегда ходил, а теперь со своей женой ходит. Первым делом они, ещё и не поженившись, купили палатку. Я одобрил.

Практическая стрельба: безопасность на первом месте

Как воплотить мечту и почувствовать себя Джеймсом Бондом? Зачем детям учиться стрелять? Кто и как может стать хорошим стрелком? Легализация оружия – это новые опасности или безопасность для общества? Обо все этом рассказал «Бате» ведущий уникального детского кружка по практической стрельбе Андрей Баклыгин.

Здоровый образ жизни: четыре простых правила на каждый день

Здоровому ребенку необходимы занятия спортом, но привычка к здоровому образу жизни прививается не столько на занятиях, сколько дома – с самых ранних лет, каждый день и самыми простыми способами.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.