Как прекратить истерику, или О вреде поспешных объятий

Мне было лет 6, когда я задумался о том, откуда берутся дети. Я не верил в аистов и капусту, и появление детей было для меня загадкой. Сейчас мне 36, я многое знаю, и совсем недавно у меня появился сын. Я очень долго его искал. И нашел. Нет, конечно, не в капусте, но… О своих чувствах мужчины-родителя я хочу рассказать читателям «Бати». Герой моих статей – не совсем я сам, так что не требуйте от меня полной откровенности. У каждой семьи должны быть тайны, в душе человека есть места, куда он никого не пускает. Но я хочу вместе с вами пройти этот путь обретения счастья, и, надеюсь, мой опыт приемного отца окажется кому-то полезен.

 

— Я хочу вот эту игрушку, этот диван, этот стул, не хочу умываться и чистить зубы, не хочу спать!..

 

Любой из этих поводов (и тысячи других) могут стать началом детской истерики.

 

Со стороны выглядит страшно: человек лет пяти орет, плачет, топает ногами, иногда начинает бить родителей (если те подошли к нему), а мощности звука могут позавидовать колонки на рок-концертах.

isterika_1

Видел я несколько истерик у чужих детей, после которого на своего сына смотришь как на ангела. Впрочем, «ангелы» тоже плачут.

 

На улице или в магазине мальчик истерик не закатывает (во всяком случае, со мной), а дома рецепт простой – полное игнорирование в 90 процентов случаев. Отправляешь в кровать, закрываешь дверь и ждешь, пока вокально-инструментальный ансамбль из одного человека устанет.

 

Кричать, размахивать руками, бежать обниматься не надо. Нужно ждать. 5-10 минут (рекорд при мне был полчаса, но я сам виноват – слишком обращал внимание на происходящее). И все. Ребенок устал, но зато стал вменяемым.

 

Концерт окончен, зрители расходятся, никто не дает автографов.

 

Любое другое поведение (от утешения до троллинга) лишь подливает бензина в этот костер. У мальчишки появляются новые силы, и начинается второе отделение.

 

Любая уступка или прогиб превращает истерику в способ достижения своих целей, а дети — прекрасные актеры. Если они почувствуют, что вы стесняетесь того, что ваш сын орет или стучит ногами по разным поверхностям, то будьте уверены: придется покупать игрушки в магазинах гораздо чаще – концерт-то с каждым разом будет становиться все громче и артистичнее. Это прекрасно работает на бабушек, хотя знаю я и некоторых мам, которые поддаются на такие провокации.

 

Бывают, правда, ситуации, когда истерику можно прекратить только хорошим разговором и переключением, но это редкость. Я могу вспомнить только один случай, который у нас в семье проходит под названием «Мне нужны штаны».

 

Приехали к нам как-то гости. Сын заигрался, устал до полной невменяемости, друзья с детьми уезжают, а мальчик, едва стоящий на ногах, кричит: «Я не хочу спать, я хочу играть, мне нужны штаны-ы-ы-ы!»

 

Я переключил сына, сказав, что спать ему не надо, он может просто пойти отдохнуть. Сопротивление стало меньше, крики почти утихли, ребенок стал раздеваться с периодическими напоминаниями о том, что штаны ему все-таки нужны. Но после нескольких спокойных вопросов мальчик согласился со мной, что штаны без него никуда не убегут, а отдыхать прекрасно можно и без них. Заняло это около 7 минут. Сын спал как убитый, а я был рад тому, что мое педагогическое образование мне в очередной раз помогло.

 

Я, кстати, не могу сказать, по каким признакам отличать «хорошую» истерику от «плохих». Здесь нужно просто наблюдать за своим ребенком и помнить, что «плохих» концертов гораздо больше.

 

Недавно у меня появилась новая сложность. Допустим, сын не хочет мыть руки перед ужином и грубит мне. За это он отправляется в постель. Плач, истерика, все как обычно. При этом накормить-то его надо. Но сделать это нужно так, чтобы ужин не выглядел как следствие истерики, то есть мы кормим его не потому, что он хорошо плакал, а потому, что мы любим его и заботимся о нем.

 

В общем, выход есть. Ребенок должен успокоиться и извиниться, а потом уже ужинать. Но для того, чтобы сын нашел правильное решение задачи и догадался попросить прощения, нам с женой иногда приходится разыгрывать целый спектакль. Но мы справляемся.

isterika__2

И последнее про истерику. Мне кажется, она так эффективна потому, что мы, взрослые, боимся признать в ребенке лет пяти полноценного участника конфликта. Сейчас попробую объяснить.

 

Конечно, папа до определенного момента сильнее сына или дочери физически, он знает больше плохих или хороших слов, техник манипулирования, способов решения споров и так далее. Это нормально. Я совсем не призываю кричать или распускать руки – нельзя этого делать.

 

Но нельзя и относиться к пятилетнему ребенку как к несмышленому малышу, у которого есть право, например, бить маму или кричать на нее и грубить родителям. Ссора между родителем и ребенком – это такой же семейный конфликт, как и ссора между мужем и женой. И решать его нужно очень серьезно. Именно поэтому я против «обнимашек» с криками: «Я тебя люблю, мое солнышко» в острой стадии конфликта, а тем более истерики.

 

Во-первых, это насилие над самим собой. Во-вторых, запрещенный прием. Представьте себе на минуту, что вы ссоритесь с тещей и в разгар спора начинаете признаваться ей в любви и лезете к ней с объятиями.

 

Я так не могу, поэтому любые наказания, поощрения, извинения и признания в любви хороши только тогда, когда ситуация уже стабилизировалась.

 

Мальчик перестал колотиться лбом о кровать, папа перестал произносить про себя все неприличные слова, которые знает, и уже представил себе водопад – вот в этот момент уже можно начать шаги навстречу. Извиниться перед ребенком, если был неправ (у меня несколько раз такое было), поговорить с ним спокойно, но без сюсюканья и скидок на возраст, объяснить мотивы своего и его поведения и уже потом лезть с объятиями.

 

И не надо бояться конфликтов и истерик. Это жизнь, а вечная любовь и безусловное принятие бывает только в сказках. Причем плохих.

 

 



Автор: Андрей Зайцев, 31 мая 2016 года

Комментарии:

  1. Dinara:

    Андрей, дети разные. Ваш метод может очень подойти одним и совсем не подходить другим, а читатели примут его, как единственно верное, универсальное руководство к действию…
    На моем личном опыте: я была патологически честным ребёнком в каждом слове и каждой эмоции, а младшая сестра — патологической врушкой и гениальной актрисой. Так наш Папа считал, что со мной надо пожёстче и поравнодушнее, «чтобы знала своё место и не выходилаза рамки», а с сестрой — все позволять, ибо ангел она, не иначе. Я плакала в углу, сестра смеялась за его спиной над ним же и своими гениальными манипулятивными способностями. Закончилось все не очень хорошо, но спустя очень много лет. И именно потому, что Папа был твёрдо уверен в своей правоте и ни разу не попробовал усомниться в ней, посмотреть на ситуации разными глазами и с разных сторон.

    1. Андрей:

      Спасибо за отзыв, Динара. Понимаете, я пишу не инструкцию к своему ребенку. Это процесс, он мне интересен. Может быть через полгода я буду писать другие вещи. В своей правоте я сомневаюсь, но представляете себе колонку с текстом «Вы знаете, я не уверен в том, что я пишу, извините меня, пожалуйста, все-таки я считаю, что надо делать вот так». Читатель уснет. )))

  2. Контроль уровня избалованности и истеричности — важный процесс. Причем начинается он задолго до того, как ребенок вообще начинает говорить или ходить.

    Необоснованное сюсюкание и «ручки» оказывают невероятно вредное воздействие. Малыш начинает понимать и осознавать, как и кем можно манипулировать.

    В то время как он вредничает, я обычно говорю, что прекрасно знаю, когда и как он плачет на самом деле. И не смотря на малый возраст, сын осознает провал своей операции и переключается на что-то еще.

    Все важно переключить ребенка с объекта психоза. Нельзя брать телефон? Дай ему что-то взамен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Андрей Зайцев
Журналист, редактор, преподаватель, специалист по древнерусским житиям. Сотрудничал с изданиями «НГ-Религии», «РЖ», «Нескучный Сад», «Фома», «Татьянин день» и др. Женат, воспитывает сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.