Михаил Коростелев: Я спокоен, что ребята не пропадут

Он занимался велогонками и стал мастером спорта, учился, работал, отслужил в армии, а потом вдруг диагноз – атрофия мышц. Он не опустил руки, продолжал ездить на велосипеде, работал в прокуратуре, курировал там особо важные дела, о многих из которых сейчас рассказывает в своей программе «Следствие вели» Леонид Каневский, потом работал начальником первого отдела в Центре здоровья матери и ребенка, возглавлял службу безопасности в крупной фирме и, наконец, стал адвокатом. Успешный, целеустремленный, честный. И не подумаешь, что проблемы со здоровьем. В 1996 попал в аварию. Подлечили, на ноги поставили, но из-за вынужденной полугодовой малоподвижности заболевание обострилось. Тем не менее, только через 15 лет, в 2011 году, он сел на инвалидную коляску.

 

С работы пришлось уйти. «Я, – говорит, — специализировался на уголовных делах, там частые командировки, поездки в суды, в СИЗО, а в СИЗО узкие коридоры, лестницы, на коляске не проедешь, не поднимешься. Так что всё, отработал свое». Не отчаивается: «Трудно, но привыкаю, не ропщу – на все воля Божья». На коляске этот 62-летний мужчина остается сильным, уверенным, увлеченным человеком. Чемпион любительских авторалли, судья семейного ралли «Батя», отец двоих детей Михаил Коростелев о тяжести потери отца, о встрече с Богом, о спорте и о своих сыновьях.

 

Кубки М.Коростелева

Кубки М.Коростелева

Отец

 

– Михаил Дмитриевич, вы росли в полной семье?

 

– Да, но папа умер, когда мне было 13 лет. Он не воевал в Великую Отечественную, воевал в финскую, там получил ранение, а во время Великой Отечественной войны работал в Москве, никуда не эвакуировался, награжден несколькими медалями. О своей работе папа никогда не рассказывал, я так и не узнал, чем он занимался, но в 1961 году, когда Гагарин полетел в космос, ему дали Орден Трудового Красного знамени, из чего нетрудно сделать вывод, что он был высококлассным специалистом. А в 1965 году папы не стало. Умер он у нас на руках – пришел с работы, почувствовал себя плохо… Второй инфаркт. 56 лет. Так что я уже старше своего отца.

 

После папиной смерти у меня внутри всё оборвалось. Я с тех пор не только ни разу не ходил на рыбалку, но даже не могу смотреть на рыбаков. Рыбалка для меня связана с отцом, он на нее всегда водил нас с братом (брат старше на 4 года) — помню, в 4 утра мы вставали и шли на речку. И в походы мы с ним ходили – недальние, на день-два, зимой на лыжах катались. Я многое умею делать руками, и это тоже благодаря папе.

 

Мама, случалось, наказывала меня, могла не только отругать, но даже стукнуть за провинность, я, как водится, обижался, а отец меня всегда защищал. Тогда это слово не употребляли, но он для меня действительно был батя — учитель, защитник и образец.

 

– А взаимоотношения родителей были для вас примером?

 

– Однозначно. Муж – глава, опекун, жена – хозяйка и хранительница очага. У нас в семье это было настолько очевидно, естественно, что когда я потом попадал в семьи, где по-другому, просто съеживался. Позже я узнал, что в 1938 году, когда родители еще не были женаты, маминого отца, моего деда, арестовали, забрали в Бутырку, их с бабушкой выселили из квартиры, маминого брата отозвали из армии – сын врага народа. Дед умер в пересыльном лагере во Владивостоке.

 

До ареста он занимал руководящую должность, поэтому многие сватались к маме, когда же его арестовали, всех женихов след простыл, а папа остался. Он тогда собирался вступать в партию, его вызвали в партком, сказали: как же ты встречаешься с дочерью врага народа? Папа их послал и женился. Тогда его в партию не приняли, вступил он в нее позже.

 

Мама рассказала мне это, когда мне было 15 лет, потрясла меня эта история. А уже гораздо позже, работая в прокуратуре, я полетел в командировку во Владивосток, хотел найти могилу деда, знакомые привезли меня в детский парк и говорят: здесь раньше был овраг, куда всех сбрасывали. Теперь там на костях не просто парк, а качели-карусели!

 

В 1956 году деда реабилитировали, дело его прекращено за отсутствием состава преступления.

 

Бог

 

– Семья, как я понимаю, была неверующей?

 

– У нас в семье все были крещеные, бабушка по папиной линии – глубоко верующая. Она и крестила моего брата, родившегося в 1948 году, а в 1949 году умерла. Поэтому меня не крестили. Но так получилось, что все крещеные, но не очень верующие, а я единственный верующий. Переживал внутренний кризис, одиночество, и вдруг понял, что никогда не буду одинок, потому что со мной Бог и Он меня не оставит. Это первая ступень: в 1988 году, в 36 лет, я крестился, читал Евангелие, молитвы, но в храм ходил и причащался очень редко.

 

Михаил Коростелев с сыном Тимофеем

Михаил Коростелев с сыном Тимофеем

А после аварии воцерковился. Когда разбился, скорая отвезла в ЦИТО, там прооперировали, надели на голову гало-аппарат, и полгода я сидел – лежать не мог. Пока в реанимации лежал, мама умерла – даже на похороны не мог приехать. Не работал, в долги влез. А через 6 месяцев вышел на работу – что ни дело, то выигрыш. За полгода все долги погасил. С подачи своего тренера по карате и друга приобрел участок недалеко от Мелихово, пока строился, жил у него на даче, там же помогал храм восстанавливать. Разрушенный был храм, а сейчас загляденье. Там мы с супругой и венчались. Познакомились мы в юридической консультации (она тоже юрист) осенью 2003 года, и через два месяца, 19 января 2004 года, обвенчались. Причем венчал нас отец Александр, настоятель того храма, в 4 утра, сразу после Крещенской службы. И, что еще удивительнее, ровно через 9 месяцев, 19 октября, появился Тимофей.

 

Сыновья

 

– И еще одного мальчика вы усыновили?

 

– Под опеку взяли. Жена как волонтер ездила во многие детские дома и интернаты, и прикипела сердцем к нему. Сначала он год приезжал к нам в гости, а уже 4 года живет с нами. Он старше Тимы, ему в марте исполнилось 16, поэтому оформили не усыновление, а опеку. Фамилия и отчество у него другие, но это дела не меняет – он наш сын.

 

– Ребята уже решили, кем хотят стать?

 

– Я до армии окончил радиотехнический техникум, а в институт поступил после армии, и старший говорит: «Хочу, как папа, сначала в колледж, а потом в институт». У него есть некоторые сложности со здоровьем — в армию ему не идти.

 

Но всё еще может измениться – и я в 16 лет не предполагал, что стану юристом, – но пока он очень увлечен программированием, участвует в конкурсах. Дай Бог.

 

А Тима у меня больше всего любит работать с деревом и даже говорит: «Хочу стать плотником, как Христос». Лучший подарок ему на день рождения – инструменты. У меня книга есть о самоделках – его любимое чтение.

 

Вообще они у меня оба не очень любят читать. Это, видимо, проблема поколения. Когда я им читаю вслух, нравится, особенно Тимке. Чаще всего о животных читаю – Тимка их очень любит, просил купить собаку или кошку, я и рад был бы, но у меня аллергия. Взяли хомяка, Тима за ним ухаживает, кормит-поит. Молодцы ребята, грех жаловаться.

 

Увлечения

 

– Для любого мальчишки большая радость, когда папа с ним играет, ходит в поход. Вы сейчас лишены такой возможности, но, наверное, находите другие варианты совместного досуга, чтобы им с вами было интересно?

 

– Конечно. Во-первых, я, слава Богу, вожу машину, и даже несколько лет участвовал в ралли. Спасибо моему другу гонщику Сергею Ушанову. Сначала мы в жизненной суете потеряли друг друга, лет 12 не виделись, а в 1998 году случайно пересеклись, и я узнал, что он давно этим занимается профессионально. И меня в том же году подключил, причем был уверен, что я до финиша не доеду, запутаюсь. Очень удивился, что я доехал. А в 2001 году мы впервые поехали с ним вместе, в одном экипаже, и заняли первое место. После этого еще не одну гонку выиграли. Сергей – мой золотой штурман, а Тимка уже 7 лет ездит с нами на судейство. Сейчас я от ралли отхожу – сильно ослабела правая нога, а денег, чтобы сделать управление машины полностью ручным, у меня нет. Утешаю себя тем, что уже погонялся, хватит.

 

Михаил Коростелев на любительском ралли 3-й Категории, 2009 г.

Михаил Коростелев на любительском ралли 3-й Категории, 2009 г.

А когда-то карате три года занимался – не мой спорт. Помните, у Высоцкого в песне про боксера: «Бить человека по лицу я с детства не могу». Понимаю, что мужчина должен знать приемы, чтобы постоять за себя, защитить слабого, и сам многому научился, но если на велогонках и ралли я получал удовольствие, на тренировках по карате – нет. Вот Тима занимается самбо с увлечением и делает успехи.

 

В гонках не участвую, но машину по-прежнему вожу, регулярно ездим всей семьей под Анапу, в поселок Джемете, где я еще в 70-е несколько лет подряд во время отпуска на основной работе работал в археологической партии (не за деньги, а из интереса, и романтики хотелось). Ну и на дачу ездим постоянно, там у нас такая красотища: выходишь за калитку, и сразу попадаешь в глухой лес с буреломами. Что еще надо. Для ребят это праздник – там они вольные казаки!

 

Кредо

 

– Не волнуетесь, что не успеете их поставить на ноги?

 

– Нет. Во-первых, мне одна замечательная женщина врач сказала, что с такой болезнью обычно живут долго. Не знаю, утешила ли, хорошо ли быть долгожителем в коляске, но сколько Бог даст, столько и проживу.

 

Я спокоен, что ребята не пропадут. Много я, слава Богу, уже успел им дать, многое они умеют, готовы к жизни.

 

Ну а что переживать о здоровье? Я пишу стихи, даже книжку издал, правда, давно. Уже есть и на вторую, только руки не доходят. Вот я вам сейчас прочитаю одно стихотворение:

 

Помни о смерти, помни о смерти!
Слухам о смерти моей не верьте.
Как похоронкам в старом конверте,
Но помни о смерти, помни о смерти.
В поезде, в воздухе, в автомобиле,
Где нас любили, не долюбили.
Где позабыли о грязи, о пыли,
О предстоящей открытой могиле.
Как христиане первые утром
К Богу взывали в надежде мудрой,
Чтобы святыню приняв из Чаши,
Не убоялись бы души наши.
Даже познав незыблемость тверди
Помни о смерти, помни о смерти.
Это еще не котел и не вертел.
Просто всегда думай о смерти.

 

Вот мое кредо. Поэтому бояться нечего, надо просто помнить: смерть – продолжение жизни, только в другой ипостаси.

 

 



Автор: Леонид Виноградов, 11 марта 2015 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Леонид Виноградов
В журналистике с 1997 года. Работал в журналах «Элитное образование», «Промышленник России», «Моя Москва», Федеральном агентстве новостей, был корреспондентом журнала «Нескучный сад» и сайтов Милосердие.ru и Правмир. Лауреат премии «Восточная Европа-2009».
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Предприниматель Сергей Пятовский: «Я отношусь к семье, как к работе»

Предприниматель из Вельска Сергей Пятовский о том, как семья повлияла на смену приоритетов в работе, о не самых приятных жизненных уроках и о том, чему хотел бы научить своих детей.

Путь к священству. Об отце Святейшего патриарха Кирилла протоиерее Михаиле Гундяеве

Любовь к службе, интерес к церковной жизни – все это пришло к Патриарху Москвоскому и всея Руси из семьи, глава которой был известным в Ленинграде пастырем.

Александр Гезалов: «Я благодарен отцу, хоть и не знаю его имени»

Известный общественный деятель Александр Гезалов о своем долгом пути от детдома до семьи, о счастье быть папой и о благодарности отцу, имени которого он даже не знает.

Свежие статьи

Традиционное семейное авторалли «Батя» пройдет в Москве 3 января 2017 года. Для участия в нем необходимо до 31 декабря заполнить и заявку и прислать ее по адресу [email protected] В день соревнования сбор участников – в 10.00 на Поклонной горе. Финиш организаторы держат в секрете.   Девиз ралли: Семья – это дружный экипаж. Участники – семьи…

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.