Отцовские радости: дочки, физика, кузнечики

Кандидат физико-математических наук и теолог, заведующий светотехнической лабораторией, муж и отец Денис Собур – человек занятой. Но раз в неделю у него находится время на то, чтобы провести в одной из подмосковных школ факультатив, и каждый день – на то, чтобы побыть со своими близкими. «Батя» поговорил с Денисом о том, как успевать быть папой, современных школьниках и своих секретах воспитания. 

 

Денис Собур с семьей

Денис Собур с семьей

Физика, педагогика, религия

 

Формулы на его уроках – это не безликие цифры на доске. Это падающие мешки с песком, катающиеся шары и летающие кометы. Молодой преподаватель объясняет формулы, предлагая ученикам увидеть процесс. Он не любит «обязаловки» и любит факультативы, потому что на них приходят заинтересованные дети.

 

— Денис, кто посещает ваши факультативные занятия?

 

— Учитель физики или классный руководитель делает объявление для всех желающих, и количество пришедших ко мне на занятия часто зависит от настойчивости школьного педагога. Ну, и от родителей, конечно. А в дальнейшем остаются те, кому действительно нравится… Школьники пробуют, чем именно им будет интересно заниматься в жизни. Два часа в неделю – это слишком мало, чтобы научить, но если у ученика есть интерес, можно дать ему возможность получить знания.

 

sobur_7

Денис Собур на занятиях

— Какие они – ваши ученики?

 

— Вообще, когда я учился в школе, далеко не все к 11 классу знали, куда хотят поступать, а сейчас, мне кажется, ситуация усугубляется. Мало кто определился с тем, что нравится в жизни. В 15-16 лет подростки ощущают себя взрослыми, но им некуда деть появившуюся в переходном возрасте энергию. Они хотят доказать свою «взрослость» родителям, продолжающим считать их детьми. А современная цивилизация дает слишком мало таких возможностей. Да, для некоторых «взрослость» – это поступление в хороший вуз и готовность ради этого усердно трудиться. Но большинство ищет более простые «доказательства»: пробуют сигареты и алкоголь, стремятся к распутной жизни. Немногие осознают, что быть взрослым – это брать на себя ответственность, а не подражать порокам старших.

 

Но это я отвлекся. Те дети, которые ко мне ходят, – хорошие. Мне они нравятся! Размышляют, пытаются решать задачи. Получается пока по-разному, но это вопрос времени и прилежания.

 

Интересно, что мои лирические отступления об истории науки школьники воспринимают плохо. То ли я так рассказываю, то ли для школьника даже 100 лет – громадная пропасть. Не говоря о тысячелетиях. А может, просто в школьном сознании физика и история не сочетаются.

 

— Если даже история и физика сочетаются в сознании не у всех, то как вы можете сочетать физику и теологию? Ведь одновременно с защитой диплома и написанием диссертации вы учились в Православном Свято-Тихоновском университете…

 

— Помню, нам только прочитали курс космологии в МФТИ (Московский Физико-технический институт), рассказали о природе большого взрыва. И после этого я начал изучать Библейскую историю происхождения мира. Сходство оказалось просто удивительным! Тот же «свет» в начале. Ведь многие, в том числе и Вольтер, и Смердяков у Достоевского, иронизировали: как это может быть? Свет сотворен в первый «день», а Солнце и звезды только на четвертый. Но современная физика так и считает: свет был изначально, а звездам потребовались миллионы лет, чтобы загореться. Кстати, Жорж Леметр, один из авторов теории большого взрыва, был католическим священником.

 

Меня удивляет, когда мне пытаются доказать, что данные современной науки опровергают Библию. Отнюдь, они скорее подтверждают изложенное в ней учение.

 

«Папское» мировоззрение

Денис с супругой Любой и дочками Ксюшей (4 года) и Соней (2 года) живут в общежитии Раменского приборо-конструкторского бюро и ждут рождения третьего ребенка.

 

— Денис, а как рождение детей повлияло на вашу учебу и работу?

 

sobur_6— Когда родилась старшая, я учился на первом курсе аспирантуры. Как и положено совсем молодым родителям, мы сильно заморачивались по всяким мелочам. Пытались обходиться без соски, памперсы использовали по минимуму… А Ксюша спала мало. Ей даже сейчас не помогает влияние коллектива: мама и Соня часто обе засыпают днем, а Ксюша честно полежит минут тридцать-сорок с открытыми глазами, да и начинает просить отпустить ее на кухню, чтобы там поиграть одной. И вот маленькую ее приходилось по полночи качать на кухне. Помню, я клал перед собой задание по английскому языку и совмещал укачивание с подготовкой пересказа. А после того как она крепко уснет, можно ее уложить в кроватку и котлет налепить.

 

— Помните ли вы, когда ощутили себя папой в полном смысле этого слова?

 

— Для моего «папского» мировоззрения большую роль сыграл один случай. Нет, конечно, я всегда знал, что с ребенком дома сидеть тяжело. Ну да, трудно, но ведь всем не легко, на работу с утра вставать каждый день тоже непросто.

 

А вот примерно в Ксюшины полгода моя супруга сильно заболела. Как-то мы упустили ее питание, и часто она могла оставаться без завтрака часов до трех дня, а грудью при этом активно кормила. В результате организм истощался, она сильно похудела, появились сильные головные боли… Мне пришлось взять неделю отпуска, чтобы Люба могла отдохнуть – она только кормила ребенка, а все остальное делал я.

 

И вот тут я прочувствовал все прелести ухода за малышом. Ребенок все время с тобой, и его не получается никому передать. Мне кажется, каждому отцу стоит это попробовать. А то очень удобно: на выходных с ребенком поиграл, отдал супруге, пообедал спокойно, а вечером опять поиграл. Полугодовалый ребенок круглосуточно — это совсем другой уровень нагрузки.

 

С тех пор мы внимательно следим за питанием мамы, чтобы она не оставалась голодной и берегла себя. Конечно, как написала одна многодетная мама, с детьми многое не успеваешь. Не успеваешь и когда один ребенок, и когда два, и когда три. Но Люба теперь гораздо больше старается уделять внимания себе, и это правильно.

 

— Какова, по-вашему, роль отца в воспитании?

 

— Очень грустно, что отцы сегодня как-то устранены от воспитания. Мы живем в стране, где женщины воспитывают детей, учат их в школе и в институте… А потом жалуемся, почему настоящих мужчин мало. Откуда же им взяться, если папа в детской жизни появляется в основном в виде приставки к телевизору или к компьютеру? Грустно это.

 

Разговаривал как-то с моим однокурсником из Грузии, он говорит, что у них в старших классах была одна учительница, остальные педагоги – мужчины! Почувствуйте разницу, как говорится… Если наши отцы не займутся воспитанием своих детей всерьез (а это одинаково важно и для мальчиков, и для девочек), то и перспективы у нашей Родины нерадужные.

 

Двое: «Ксюша – это я»

 

Воспитывать двоих детей проще, считает Денис Собур. Если чадо одно-единстенное, то родители готовы ему уступать и когда надо, и когда не надо. А вот с двумя так не получится: «Вторая сразу начинает выяснять, — улыбается папа, — по какой причине изменилось законодательство?! И приходится следовать «генеральной линии»».

sobur_2

— Две девочки с небольшой разницей в возрасте в семье – они похожи? Есть ли какие-то особенности в их взаимоотношениях?

 

— Вот что интересно: Ксюша росла почти без подгузников, но на горшок ходить начала только после двух лет. А вот Соня с рождения спит в памперсе, но это не помешало ей начать ходить на горшок уже в полтора года. Все очень индивидуально. И характеры у них совершенно разные. Ксюша – мечтательная умница, а Соня – весьма сообразительный бронепоезд.

 

Соня младше сестры на два года, но это не мешает ей гонять Ксюшу. Приходится вести воспитание сразу по двум направлениям – младшую учить правилам поведения, а старшую тренировать «держать удар». Не буквально, конечно. За замах с попыткой ударить строгие наказания следуют сразу. Эту границу переходить нельзя.

 

sobur_4Однако нередко помогает «забалтывание». Например, приходит старшая Ксюша уже на грани слез: «Мама, Соня сказала, что это она Ксюша». Наш «бронепоезд» прекрасно гнет свою линию: «Я – Ксюша». – «Нет, я Ксюша, а ты Соня», – и это может длиться бесконечно. Поэтому супруга ей отвечает: «А скажи ей, что она Маша». И счастливые, смеющиеся дети еще минут пять оказываются «Танями», «Анями» и «Аришами».

 

Еще великолепное открытие жены — считалочки. Если дети ругаются, кто первый, то можно предложить им посчитаться. Считалочка воспринимается как нечто бесстрастное, с ней согласится проще, чем с «несправедливостью» родителей.

 

По нашему опыту, двое детей – это совсем не в два раза сложнее. Основная сложность с ребенком после года – постоянная необходимость общения. А здесь старшая и младшая вполне могут занять друг друга, пока мама что-то делает. Как-то недавно младшая заходит на кухню: «Куся, посмотри какую я башенку построила». На маму ноль внимания. И обе уходят. А удивленная мама остается на кухне в одиночестве.

 

У дочерей разница два года, поэтому им интересно друг с другом. Младшая тянется за старшей и развивается значительно быстрее. Мы не сторонники детских садиков и стараемся обойтись без них. Не хочется отдавать такие важные для воспитания годы на откуп нянечкам, среди которых могут оказаться люди с чуждым нам мировоззрением. А разговоры о социализации в дошкольном учреждении мне кажутся надуманными. Два ребенка прекрасно социализируют друг друга. Здесь тебе и обиды, и методы решения конфликтов, и обмен игрушками. А главное, все это под присмотром родителей, а не случайных людей. Мне кажется, это оптимально для воспитания. И более естественно, чем коллектив из 10-15 ровесников.

 

Детские ценности

 

— Есть ли у вас какие-то секреты взаимоотношений с детьми?

 

— Сложно так сразу сказать. Есть один прием, который я подсмотрел у священника Александра Ильяшенко. Суть в том, что невозможно ребенка сразу заставить сделать что-то большое. Нужно начинать с маленького — того, что ему легко исполнить. Например, заходишь в комнату, а все игрушки раскиданы по полу. Бессмысленно сразу заставлять разыгравшегося ребенка убраться. Мы начинаем издалека: сначала делается общее замечание – возможно, что оно будет услышано, но если нет, то я говорю: «Ксюша, посмотри на меня». Может уйти минута-другая уговоров и приказаний, пока ребенок все-таки обратит внимание и можно действовать дальше: «Ксюша, подойди ко мне». Когда она наконец соизволила подойти, я беру ребенка на руки и объясняю, что нужно сделать. Если уж уступила раз – посмотрела, два – подошла, то и третий шаг сделать проще. А если сразу заставлять что-то сделать, то потребуется очень много сил и энергии.

 

Лучшая форма взаимодействия – помогать детям. Вдвоем убирать игрушки гораздо веселее. Всю работу по дому желательно делать вместе. Конечно, это занимает гораздо больше времени, но дети очень любят помогать готовить, мыть полы и посуду. Главное – не отбить у них желания!

 sobur_5

Еще из «секретов»: супруга приучила детей убирать одну игру перед тем, как взять следующую. Поначалу, конечно, пришлось постараться, зато сейчас они часто сами вспоминают: «Сейчас уберу это и возьму то».

 

— А какие у вас любимые совместные занятия?

 

— Последнее время мы начали играть в настольные игры. Стараемся занять обеих девочек. Например, старшая ищет совпадения на карточках, а младшая перекладывает их из одной стопки в другую. Все при деле, все довольны.

 

А вообще у детей особые ценности. Так что их любимые занятия – те, что взрослым кажутся обыденными. Сходить в зоомагазин посмотреть на рыбок. Покататься на эскалаторе в торговом центре. «Грандиозная вылазка» — купить мороженое и воскресным днем проехаться на электричке (минут двадцать в одну сторону и минут двадцать обратно).

 

Это запоминается детям лучше, чем почти месячная поездка в Германию. Кстати, именно там я убедился в бесполезности «культурной программы» для моей «трех-с-половиной-летки». Накануне вылета домой мы оставили маму со спящей Соней, а со старшей решили посетить центр Кельна. Ехать нужно было минут 15 на скоростном трамвае. Туда добрались с превеликим удовольствием. Но, выйдя из транспорта, я услышал: «Хочу еще на трамвайчике». Мне с большим трудом удалось ее убедить, что «папа хочет посмотреть собор». Сначала дочка согласилась, но тут же срочно захотела писать на переполненной людьми набережной…

 

До собора мы, конечно, дошли, но теперь в ближайшие годы я не планирую «культурных программ» с детьми. Поймать пару кузнечиков в ближайшем парке – гораздо интереснее. Я даже удивляюсь, как хорошо Ксюша научилась их ловить. Как-то в парке долго уговаривал ее отпустить одного зазевавшегося кузнеца. Наконец, дочь соизволила его выпустить. Идем дальше. И лишь через пару минут я замечаю, что в другой руке у нее давно сидит второй экземпляр.



Автор: Светлана Сарычева, 7 июня 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Светлана Сарычева
Журналист, блоггер, путешественница, фотолюбитель, мыловар… Мама двоих детей. Ведет активный образ жизни.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.