Несколько слов о детской ревности, или Братство значит равенство?

 

Жизнь в семье, где есть ребенок, течет по своим законам. Жизнь в семье, где детей двое, идет уже иным чередом. И совсем другими кажутся отношения в семье, где детей трое и больше. Прочитав эти слова, Маргарита Павловна, героиня отличного советского фильма «Покровские ворота», воскликнула бы: «Банально, Хоботов!». Возразить мне особенно нечего, но, будучи матерью двоих мальчишек, я частенько задумываюсь о взаимоотношениях моих сыновей. Найти в Интернете подходящий рецепт для приведения детских отношений в порядок не так-то просто. Вот я и учусь у более опытных родителей, размышляю и делюсь своими мыслями.

 

photosight.ru. Фото: Сергей Козодёров

photosight.ru. Фото: Сергей Козодёров

Неизбежная ревность

 

Аксиомой казалось до сих пор только одно: сделать так, чтобы конфликтов между двумя детьми на почве ревности не было совсем, невозможно. Или же это должна быть очень большая разница в возрасте между ними, лет в десять и больше, чтобы точек пересечения было крайне мало. Но даже в таком случае детская ревность может найти себе место. Подростка тоже может сильно задеть тот факт, что крошечному братцу или сестрице достается больше времени и больше ласковых слов и улыбок. А уж если разница в годах между детьми небольшая, родители должны быть весьма умелыми капитанами, чтобы вести семейный корабль в обход рифов и всяческих мелей.

 

Дети вечно пытаются командовать друг другом, вечно конкурируют за внимание родителей. И сила переживаний бывает столь велика, что нередко чувства старшего ребенка при появлении младшего находят выражение на психосоматическом уровне. Так, у ребенка может пропасть аппетит, нарушиться сон, в тяжелых случаях подавления эмоций может даже появляться энурез.

 

По идее, проблема детской ревности должна иметь довольно глубокие корни. Это вам не новомодные штучки типа раннего развития. Российские семьи всегда были многодетными, и эта тема должна была подниматься, какие-то способы разрешения трудных вопросов должны были дойти до нас. Однако ничего полезного обнаружить не удается, кроме самой общей канвы сказок, в которых один ребенок ленивый, а другой трудолюбивый, и пряники в финале раздаются соответственно.

 

Должно быть поровну?

 

Хотя нельзя сказать, что наши родители и бабушки с дедушками не оставили нам совсем ничего. Наоборот, оставили очень приличное по объему наследство. Взять, например, идею всеобщего равенства, закрепленную и узаконенную детской пионерской организацией. Может быть, даже не равенства, а уравниловки, хоть бы и на чисто визуальном уровне: одинаковая форма, одинаковые детишки в строю на линейке. Никто не выделяется из толпы. И – «все должно быть поровну». Вот основная идея, которая первенствовала в семьях с двумя детьми.

 

(Попутный вопросец: интересно, традиция одевать близнецов в одинаковое – это оттого, что разнообразия негде было взять в советское время или от той же идеи «поровну»?)

 

К этой идее всеобщего равенства смело можно отнести и мысль о том, что необходимо делиться. Сладким, игрушками, книжками. Делиться всем и, желательно, со всеми. Не делиться – плохо, к человеку накрепко приклеивается ярлык «жадины-говядины». Жадина никогда не является положительным героем ни в одном мультике, ни в одном художественном фильме, ни в одной сказке.

 

Постулат о том, что хороший ребенок должен уметь делиться своими, например, игрушками с друзьями, в последнее время претерпевает сильные изменения. И многие психологи считают, что нежелание, допустим, дошкольника делиться с соседями по песочнице формочками – это никакая не жадность, а отстаивание собственных границ, которое так пригодится ребенку в дальнейшем. Делиться, наверное, все-таки нужно как-то осознанно, по доброй воле, из желания сделать другому приятное, а не для того, чтоб не прослыть жадиной. Трехлетнему ребенку такая логика недоступна.

 

Как-то мы пришли с младшим сыном на детскую площадку. Мой ребенок явно заинтересовался машинкой в руках девочки. Ему было года два с половиной на тот момент, девочка была примерно ровесницей. Я напомнила, что нужно попросить, если нравится и хочется поиграть. Попросил. Девочка отказала. Спрятала машинку за спину, нахмурилась. Сын уже знал, что так бывает, настаивать не стал, и мы переключились на что-то другое. Все бы так и кончилось благополучно и бесконфликтно, если бы не мама той девочки. Она принялась стыдить ее, называть жадиной и призывать машинку таки отдать. Ребенок насупился еще больше и еще крепче сжал в кулачке машинку. «Ах так?! – сказала мама. – Тогда мы уходим отсюда, раз ты такая жадина!» – и ринулась собирать игрушки, после чего уволокла ревущую дочку с площадки.

 

Какой, любопытно знать, урок усвоила в песочнице девочка? Что твое – это не твое? Будь готова отдать первому встречному? Что ради приличий надо поступаться собственной личностью? Что мама не будет защищать твои интересы?

 

«Ты – старший, ты – должен!»

 

Вопрос дележа еще не так остр в случае, когда дети примерно ровесники. Гораздо хуже, мне кажется, ситуация, когда старшего вынуждают делиться просто «потому, что ты старший». Помните Джейн Бэнкс, старшую сестру Майкла Бэнкса? У которых няней была Мэри Поппинс? Помните, как она злилась и жалела о том, что ее угораздило родиться старшей, как хотела остаться совсем одной, чтобы вообще никаких братьев и в помине не было? Да, это просто был не самый удачный ее день, но ситуация довольно типичная, хотя книжка английская и вроде бы к нашим реалиям отношения не имеет.

 

Но и вопрос дележа – это всего лишь один из множества вариантов сюжета о детской ревности. Сама идея всеобщего равенства, доставшаяся нам в наследство от советского времени, видится мне глубоко ошибочной. Дети не одинаковы. Их потребности не одинаковы. И удовлетворяться они должны по-разному.

 

Конечно, стратегические планы предотвращения ревности и конфликтов между детьми должны начать претворяться в жизнь еще до рождения второго ребенка. И это здорово, если пока еще единственный ребенок вместе с мамой и папой ждет появления нового малыша. Будущий старший еще пока «царь», на него обращена вся родительская любовь и забота, он купается в ней, но фокус уже скоро сместится. И чтобы это не стало трагедией, нужно приложить немало усилий.

 

Замечательно, если после рождения малыша старшему стараются уделять побольше внимания. Очень хорошо, если ненавязчиво удается вовлекать старшего в заботу о младшем. Вместе купать, вместе гулять, вместе развлекать погремушками, вместе ловить младенческую улыбку не только маме с папой, но и старшему брату или сестре. Младший еще пока так мал, он сам не может о себе позаботиться, поэтому мы все, любящие его взрослые и старший ребенок, заботимся о нем, потому что он острейшим образом в этом нуждается.

 

Позже малыш подрастает и уже не так сильно нуждается в ежеминутной заботе взрослых. И вот тут – але-гоп! следите за руками! – происходит странный фокус. Оказывается, что оба ребенка «равны». Они все должны делить пополам, причем традиционно добрые жесты младшего приветствуются, а добрые жесты старшего – нет, к ним отношение нейтральное, потому что он старший и должен. Младший же продолжает по инерции пользоваться некоторыми привилегиями.

 

То есть взрослые зачастую сами этим провоцируют обострение конфликта.

 

Права на «пряники»

 

Выходом из этой ситуации представляется очень четкая иерархия. Об этом уже говорят многие наши известные семейные психологи и педагоги, например, Марина Озерова, Людмила Петрановская, а также зарубежные специалисты. В семье не может быть двух главных. Да, каждый из взрослых традиционно отвечает за свои сферы влияния. И это даже не набивший оскомину пример, когда мама ведет домашнее хозяйство, а папа зарабатывает деньги. Не обязательно. Главное, чтобы в тех или иных вопросах был безусловно главный взрослый. И та же система применима к детям. Старший ребенок больше должен, да. С него спрашивается больше. Но и привилегий у него должно быть больше. Например, он может позже ложиться спать, дольше может сидеть за компьютером, может иметь право на другие «пряники». Младшему разрешается меньше, у него меньше прав, но и ответственности у него меньше. И эта установка уже сводит на нет половину конфликтов из серии: «А я?! А мне?! А почему он?!..».

 

photosight.ru. Фото: Victor Khaskin

photosight.ru. Фото: Victor Khaskin

В этом случае больше всего выигрывают дети из многодетных семей. Те, которые средние. Они имеют возможность быть и младшими, и старшими одновременно, то есть осваивают сразу несколько социальных ролей, а это, конечно, весьма полезно.

 

Соответственно, и внимания уделяется разным детям по-разному, при условии, конечно, что все имеющиеся в наличии дети твердо уверены в силе родительской любви. Причем эту идею поддерживают и взрослые члены семьи: ведь когда, к примеру, заболевает мама, вся семья включается в заботу о ней, даже и малыши, которые в меру сил стараются, допустим, не шуметь. Ведь именно мама сейчас больше всех нуждается в заботе и внимании, и именно ей отдается семейный ресурс. А когда она выздоровеет – все вернется в привычное русло. И именно так поддерживается устойчивость семейного того самого корабля. Все силы направляются туда, где в этом сейчас наибольшая нужда. И дети именно так приучаются к правильным взаимоотношениям с людьми.

 

Наверное, в дореволюционной России дело с детской ревностью и конфликтами на этой почве обстояло каким-то схожим образом. Ведь невозможно всем детям уделять одинаково большое внимание, невозможно уравнять всех детей в правах и обязанностях. В этом случае особенно важно, что дети бывают разного возраста, разного пола и с разными потребностями. Иначе родители просто надорвутся, к тому же вопросов жизнеобеспечения и заботы не только о доме, но и о хозяйстве никто не отменял. Современные же мамы и папы, хоть и не обременены домашней птицей в большинстве своем, все равно все чаще и чаще страдают от чувства вины, понимая, что не могут вывернуться наизнанку и дать обоим детям много-много своего внимания и заботы, одинаково много заботы.

 

Вместо заключения: Планеты во вселенной Семья

 

В завершение сошлюсь еще на один авторитет. Вот что говорит Гордон Ньюфелд, канадский психолог, автор и проповедник теории привязанности, о конкуренции между детьми:

 

«Мы обостряем ее, когда обращаемся с детьми как с равными друг другу. Мы думаем, что действуем им во благо, но процессы привязанности так не работают. Они должны поставить детей, которые привязываются друг к другу, одного в доминирующую позицию, а другого – в зависимую».

 

Вот отличная аналогия, приводимая Ньюфелдом:

 

«Представьте себе планеты и Вселенную. В чем секрет гармонии во Вселенной? Если бы планеты вращались друг вокруг друга, был бы хаос. Они бы врезались друг в друга. Планеты должны вращаться вокруг Солнца. Именно это прежде всего важно. Вы сможете гораздо лучше дирижировать поведением своих детей, если они оба вращаются вокруг вас, а не вокруг друг друга».



Автор: Юлия Жабыко, 22 января 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Юлия Жабыко
Выпускница филологического факультета МГУ (1999), репетитор по русскому языку для школьников, мама двоих детей.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

Свежие статьи
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.