О юродивых, короле Дроздобороде и способности мыслить

Как рассказывать детям о святых? Кто это такие и что у них может быть общего с выдуманными героями, любимыми современными детьми? Какие бывают святые и чем отличается их образ жизни от нашего? Журнал «Батя» продолжает серию публикаций о Божьих угодниках.

Читайте также: 

О святых, Карлсоне и стремлении к Богу

О мучениках, Золушке и успешности

О преподобных, усердных учениках и Спасении

О святых епископах и новогодних подарках

 

Эти святые чем-то похожи не героя сказки братьев Гримм «Король Дроздобород». Надменная принцесса посмеялась над всеми женихами, пришедшими к ней свататься, и даже над прекрасным принцем, у которого, казалось бы, не было недостатков, но высокомерной девушке показалась слишком острой его бородка, она придумала ему прозвище и, как и всем остальным, отказала. Отец принцессы, устав от ее поведения, пообещал выдать дочь за первого встречного. А отвергнутый жених переоделся бедняком, первым пришел во дворец и заставил свою супругу прожить несколько недель нищенкой, чтобы смирить ее гордыню. Финал у сказки счастливый. На балу нищий становится королем, а его жена-посудомойка – королевой.

 

Вот так и юродивые (или безумные Христа ради) одевались в лохмотья и совершали странные поступки… Но зачем?

В.И.Суриков. Юродивый

В.И.Суриков. Юродивый

В нашей стране было два самых известных «похаба» (древнерусское название юродивых) – Василий Блаженный и Ксения Петербургская. Первый был учеником сапожника, и в 16 лет начал юродствовать: круглый год он ходил по Москве нагим, не боялся говорить правду даже Ивану Грозному, его любили все москвичи, а после смерти царь вместе с боярами нес гроб с его телом к месту погребения. Вторая еще в молодости потеряла мужа, после его смерти стала откликаться на имя Андрей Федорович, ходила по Петербургу в красной кофте и зеленой юбке, помогала нищим, по ночам носила кирпичи для храма на Смоленском кладбище, прославилась даром пророчества.

 

Из этих кратких житий невозможно понять, за что же христиане почитают этих подвижников. Многие монахи были способны голодать и терпеть холод, святители и преподобные тоже заботились о бедняках и имели пророческий дар, страдания мучеников были куда тяжелее, чем то, что приходилось терпеть юродивым. И все-таки в Византии и на Руси были эти особые люди, отдававшие Богу самое дорогое, что есть у человека – способность мыслить, принимать разумные решения. Они, как и сказочный принц притворялся нищим, только притворялись сумасшедшими.

 

Часто они притворялись безумными так хорошо, что грань между болезнью и игрой не могла однозначно определить даже Церковь, над этими бродягами смеялись мальчишки, их прогоняли взрослые, кроме того, юродивым стали подражать мошенники. Императоры и епископы боролись с этим явлением с помощью законов и церковных запретов, но странные люди все равно появлялись то тут, то там в определенные исторические эпохи.

 

Некоторые поступки юродивых даже в наши дни выглядели бы очень странно, другие – сейчас бы могли остаться совершенно незамеченными. Так, например, один из первых юродивых Симеон Эмесский в Великий Четверг отправлялся на центральную площадь города и на виду у всех ел колбаски, макая их в горчицу. Для средневекового сознания такое демонстративное нарушение поста было вызовом, сейчас же можно есть мясо в любой день в году и при этом ничем не отличаться от других клиентов в кафе.

 

Иногда юродивых называют «благочестивыми провокаторами», но это словосочетание нужно применять очень аккуратно. В житии нескольких юродивых можно найти рассказ о том, как святые кидали камни в храм, но при этом целовали углы публичных домов. На все вопросы святые отвечали, что возле публичных домов ангелы плачут о тех, кто туда входит, а возле храмов бесы мешают людям попасть внутрь. Вот первых они приветствуют, а вторых – отгоняют.

 

Проблема заключалась в том, что в храм иногда приходили бесноватые и просто нездоровые, плевавшиеся в священников и не могущие подойти ко Христу, а в советское время в окна церквей летели камни совсем не для того, чтобы отпугнуть бесов от стен зданий. Так что практически невозможно найти стопроцентный критерий отличия подлинного юродивого от мошенника или сумасшедшего.

 

Часто юродивых сравнивают со сказочными иванами-дураками, которые говорят глупости, которых все вокруг считают недалекими, а они живут-поживают и добра наживают. На самом же деле, притворяясь этакими дурачками, юродивые были принцами и принцессами Церкви, способными показать другим всю красоту христианской веры и человеческой личности. Их на первый взгляд странные подвиги демонстрируют, что человек способен претерпеть ради Христа многое, а то, что кажется нам важным и необходимым, зачастую не имеет никакого значения.

Родник при Храме Блаженной Ксении Петербургской в с. Арское. Фото: Влад Никишин.

Родник при Храме Блаженной Ксении Петербургской в с. Арское. Фото: Владислав Никишин.

К сожалению, нельзя придумать математическую формулу для этого типа святости, также как нельзя на пальцах объяснить разницу между Иванушкой-дурачком, который смог жениться на царской дочке, и просто глупцом, упустившим свое счастье и не способным ни на какие свершения и подвиги.

 

Ясно одно. Юродивые – настоящие святые, чей подвиг некорректно сравнивать ни со средневековым карнавалом, ни с должностью шута при короле, ни тем более с современными кощунствами в храмах. Дело в том, что провокации блаженных были направлены не против веры и Церкви, а в их защиту. Эти святые в эпоху всеобщей принадлежности к христианству заставляли людей подумать о том, что нельзя привыкать к святыне, о том, что нищие и блудницы – тоже люди, которым надо помогать, и о том, что не все открыто нашему взгляду. Быть может, под грязной одеждой попрошайки скрыта святая душа…

 

 



Автор: Андрей Зайцев, 27 февраля 2015 года

Комментарии

  1. Ольга:

    Андрей спасибо за статью. Способность мыслить первичная человеческая необходимость. Но к сожалению, проще прибиться к массе, чем остаться личностью, способной думать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Андрей Зайцев
Журналист, редактор, преподаватель, специалист по древнерусским житиям. Сотрудничал с изданиями «НГ-Религии», «РЖ», «Нескучный Сад», «Фома», «Татьянин день» и др. Женат, воспитывает сына.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Что такое Пасхальная радость? Священник Петр Боев

Что делать, чтобы донести до людей нецерковных, но Пасху празднующих, духовный смысл Праздника? Как самим не растерять Пасхальную радость? Как быть, если «Пасха прошла мимо»?

С нами Бог!

Егорка увлеченно рассказывал папе о том, как ему понравилось в алтаре, какая сегодня торжественная служба, и как он рад тому, что стал теперь совсем большим. Папа, улыбаясь, слушал сына и смотрел на звёздное небо. Вдруг что-то необычное полностью привлекло его внимание. Он остановился и потрепал Егорку за рукав: – Смотри, смотри скорее, ты что-нибудь видишь?

Свежие статьи
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.