Образовательный стандарт. Последние гвозди

«Апробация» нового федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) для старшей школы – стандарты для начальной и средней школы уже приняты и вводятся – начинается в 2013 году.

fgos_1

 

Вопрос введения стандарта – один из самых острых и обсуждаемых на сегодня. В спорах участвуют все: и чиновники от образования, и преподаватели вузов, и учителя, и родители. Общая картина складывается примерно так: чиновники стараются убедить всех, что нововведения принесут сплошную пользу и школьникам, и учителям, а вся остальная общественность кипит от негодования и пытается предостеречь вышестоящих от безумных решений.

 

ФГОС (федеральный государственный образовательный стандарт среднего (полного) общего образования) – это огромный, многостраничный документ. Неспециалисту трудно сходу разобраться в нем, да и специалист быстро устанет от бесконечно нанизываемых друг на друга «метапредметных связей» и «универсальных учебных действий».

 

Если все-таки набраться терпения и одолеть этот колоссальный текст, первым впечатлением, пожалуй, станет недоумение: в чем, собственно, проблема? Ведь нельзя спорить, например, с тем, что цель школьного образования – это в том числе формирование полноценной личности. Человека, способного к самообучению, самореализации, уважающего семейные и гражданские ценности, осознанно подходящего к выбору профессии и обладающего другими важными и полезными навыками. Почему же тогда все так кипит? Чем так жгуче недовольны учителя и преподаватели вузов? Почему не утихают разговоры о том, что образованию в нашей стране приходит конец?

 

Дьявол, как всегда, в деталях, в соответствии с поговоркой. Цветистое многословие официального документа с обилием псевдонаучных терминов прячет под своей витиеватостью довольно циничные установки. Обсудить их все в рамках поверхностного обзора довольно трудно, конечно, поэтому я коснусь сегодня только наиболее, на мой взгляд, критичных и только тех, что так или иначе касаются средней и старшей школы, поскольку эта область мне наиболее близка как преподавателю.

 

История вопроса

 

Кошмарное состояние отечественной системы образования ни для кого сегодня не секрет. И развал ее начался, конечно, не сегодня.

 

Сперва, в «лихие» девяностые, атака шла со стороны экономической: множество достойных учителей оставили школу просто потому, что жить на нищенские деньги было невозможно. В то же время школьная программа бесконтрольно наполнилась некачественными по содержанию учебниками, разнообразными «авторскими программами», которые не были должным образом продуманы и оценены.

 

Результаты этого иной раз просто поражают. Так, например, обучение младших школьников азам русской орфографии с опорой на фонетический принцип аукнулось тем, что дети перестали писать в словах «Ь» и «Ъ»: звуков-то эти буквы не обозначают. А на букву «А» ребенок мог назвать, например, слово «огурец», как в глупом анекдоте. Я уже не говорю о многажды переписанных учебниках отечественной истории, где особенно пострадал ХХ век.

 

В двухтысячные годы наше образование принялись планомерно и методично убивать. Речь, разумеется, о введении ЕГЭ, несмотря на широкое общественное возмущение. Уступка общественности была, впрочем, дана, и стандартизированный тест учредили, по словам чиновников, в качестве эксперимента. Итоги его так и не были подведены, а о том, что это эксперимент, чиновники постарались быстренько забыть. Но разве что крайне далекий от сферы образования и от детей в целом человек не заметит, что российские школьники изрядно поглупели за это время.

 

Я никого не хочу обидеть, талантливых и тянущихся к знаниям детей по-прежнему много, но личный преподавательский опыт показывает, что даже успешные в целом подростки демонстрируют порой потрясающее невежество и совершенно не умеют связно излагать мысли. Естественно, ведь вместо сочинений по русскому языку и литературе они с восьмого класса начинают готовиться к уродливому пассажу, который, словно в насмешку, именуется сочинением-рассуждением. И весь курс 10-11 класса стал теперь нацелен на то, чтобы натаскать школьников, выдрессировать их к сдаче ЕГЭ.

 

ФГОС – финал-апофеоз

 

И вот теперь финал-апофеоз. ФГОС этот самый, простите за дурную рифму. Вот наиболее жуткие его аспекты.

 

Кто виноват в «двойке»?

 

Во-первых, мы видим стремление перевести образовательный процесс на коммерческую основу и уравнять его с любыми другими платными услугами. Между тем, образование – это ни в коем случае не услуга и никак не может ею быть. Это один из системообразующих принципов общества и государства. Образование, воспитание и культура – это то, что делает человека человеком.

 

«Вопросы образования – это вопросы национальной безопасности», – говорит Сергей Евгеньевич Рукшин, заслуженный учитель России, замдиректора физико-математического лицея № 239. Я думаю, любой здравомыслящий человек с ним согласится.

 

При этом основополагающие акценты процесса школьного обучения сместились настолько, что «плюс» и «минус» поменялись местами. Вот, например, если раньше ребенок приносил из школы двойку, виноват в этом он был сам. Не выучил, не подготовил – и вот плачевный результат. А теперь, если ученик получает «два», виноват учитель. Плохой учитель, неуспешный, непрофессионал, не научил. Высокий процент успеваемости отражается в конечном счете на зарплате. Как вы думаете, много ли двоек сегодня в школьных журналах? Про единицы уже вообще никто не вспоминает.

 

Компетенции, кластеры, синквейны…

 

Во-вторых, ФГОС подменяет понятия: вместо знаний теперь во главу угла ставятся компетенции. В чем разница? Знающий – знает сам, а обладающий компетенциями – знает, где взять знания. Чувствуете разницу? Компетенция должна служить дополнением к знаниям, но никак не их заменой. Человек, обладающий системными знаниями, и человек с фрагментарным набором сведений о чем-либо. Кто из них сможет изменить мир к лучшему? Кто из них сможет принять правильное решение в трудной жизненной или профессиональной ситуации?

 

В-третьих, новым стандартом планируется ни много ни мало развал всего преподавательского корпуса. Школьный учитель должен будет соответствовать условному стандарту, то есть обладать различного рода компетенциями и настраивать на них детей. Вот что об этом пишет в своем блоге Сергей Владимирович Волков, учитель высшей категории, преподаватель русского языка и литературы в знаменитой 57-й школе Москвы.

 

«Вот вам фрагмент из конспекта современного учителя — он с такой бумажкой идет преподавать в 6 класс. Не что-нибудь, а «Левшу» Лескова:

 

«УУД: Личностные: самоопределение. Регулятивные: целеполагание. Коммуникативные: планирование учебного сотрудничества с учителем и сверстниками. Постановка и решение проблемы (учебных задач творческого и поискового характера под руководством учителя) способствуют формированию УУД.

 

II этап. Актуализация знаний и фиксация затруднений в деятельности.

 

На столах учащихся находятся: листы оценки своей деятельности на уроке, листы для сбора информации по образу левши, листы для составления кластеров и синквейнов.

 

Итак, в роли кого мы с вами сегодня будем выступать? (В роли читателя, исследователя, мыслителя) Выполняя эти роли, мы проследим, как формируется ваша жизненная позиция на примере одного произведения, одного образа. Итак, в путь!» (конец цитаты)

 

Вчитайтесь в эту какофонию. Вот с этим идут учить наших детей. Под такой язык переучивают сейчас учителей всей страны, вбухивая в процесс немалые деньги. По новому стандарту учителя должны осмыслять и планировать свою деятельность так, а не иначе. УУД, если кто не в курсе, это не просто три буквы — это главные три буквы современного образования. Расшифровываются так — «универсальные учебные действия». Теперь именно их положено в учениках формировать. Не формируешь — плохой учитель. Вот пришли вы в класс и поздоровались с детьми. Чтобы что? Раньше — чтобы поздороваться. Теперь — чтобы сформировать УУД: личностные, регулятивные и коммуникативные… И так каждое действие урока должно быть разложено и просчитано. Оно должно быть не просто действием, а универсальным и учебным… Так велит новый стандарт…»

 

Задумаешься в этом месте, нужно ли увеличивать количество часов, посвященных литературе? Если преподаваться она будет вот таким образом, может, лучше урезать, наоборот, эти часы до минимума… И еще хотелось бы спросить, как это раньше мы ухитрялись изучать русскую литературу без кластеров и синквейнов…

01

Универсальность

 

Кроме того, нужно помнить, что в планах чиновников значится инклюзия, то есть совместное обучение обычных детей и особенных, как сейчас принято говорить, то есть с теми или иными отклонениями в физическом и психическом развитии. И не забудем о детях, для которых русский язык – не родной.

 

Представляете, насколько универсальным должен быть учитель, чтобы работать со всеми этими категориями детей? И кто из учителей сможет соответствовать этому стандарту? И найдутся ли такие учителя вдалеке от столиц?

 

И я не говорю уже о позорно низких учительских зарплатах, о нагрузках, которые учителя вынуждены тащить, чтобы хоть как-то прокормиться. А все красивые цифры зарплат, кстати, озвучиваемые чиновниками с экрана, суть не что иное, как среднее арифметическое, полученное из сумм зарплат директоров и учителей, где первые в разы больше вторых…

 

В-четвертых, новым стандартом упраздняется деление школ на простые и особенные. То есть все лицеи, гимназии автоматически перемещаются в сферу частного образования. Талантливым детям из небогатых семей дорога к образованию будет закрыта. Страна больше не узнает ни одного Ломоносова! Советский Союз был в этом смысле идеальным государством, где любому ребенку из любой семьи была открыта возможность проявить свои таланты и бесплатно получить качественное образование, в том числе и высшее.

 

Могут мне возразить: лицеи и гимназии – это детища девяностых годов, раньше были сплошь общеобразовательные школы. Так-то оно так, но языковые спецшколы были и в советское время, а еще тогда были Дворцы пионеров и всевозможные кружки и школы юных химиков, физиков и прочих, позволявшие учиться талантливым ребятам.

 

Разрыв шаблона

 

И в-пятых, новый стандарт рвет весь шаблон комплексного образования. Никому не ведомые «индивидуальные проекты», неизвестно зачем вводимые. Отсутствие возможности изучать в комплексе, например, биологию, химию и физику – отныне это предметы из разных профилей. Окончательный разрыв между школой и вузом: по новому документу школа обязана гарантировать преемственность только начального и среднего образования, а в отношении старшей школы – только минимальный набор знаний, требуемых для сдачи ЕГЭ.

 

В итоге вузы вынуждены значительное время тратить на обучение первокурсников тому, что они должны были узнать в школе. Таким образом, подготовка специалистов существенно растягивается.

 

Задача реформы и ее оборотная сторона

 

Подводя итог этому, хоть и поверхностному обзору, нужно сказать вот что. Как озвучил нам бывший министр образования Фурсенко, основная задача реформ – вырастить идеального потребителя.

02

С одной стороны, идея довольно здравая, как ни дико это звучит. Потребительскому обществу, каким мы, по сути, являемся, нужны потребители. Нужны не шибко умные покупатели, не отягощенные критическим мышлением, которые покорно будут сметать с полок магазинов все, что предложит реклама, и столь же покорно будут жевать телевизионную лапшу на тему «В России все спокойно». Покорным стадом управлять легко и приятно.

 

Но у этой, столь милой сердцу минобра медали есть и оборотная сторона. Нацеленная лишь на компетенции молодежь не сможет развивать науку и, следовательно, производство. Остатки советских технологий, которыми мы сегодня располагаем, держатся на специалистах предпенсионного и пенсионного возраста, получивших еще советскую закалку. Уйдут они – и что останется нашим детям? Вырождение экономики, производств, науки и культуры, потеря преемственности, связей с национальными корнями и в результате – полудикая империя, знающая только продажу ресурсов как способ поддержания жизнедеятельности. Это гибель нации, гибель страны, как бы высокопарно это ни звучало.

 

Конечно, глупо было бы говорить, что во всех этих бедах будет виновата лишь реформа образования. Но для любой страны ее будущее – в молодых и высококлассных специалистах с ясным сознанием и умением размышлять и анализировать. ЕГЭ выкидывает таких за борт еще на подходе к старшей школе. Тест уже практически убил в детях способность думать и выражать свои мысли. Новый стандарт окончательно и бесповоротно укладывает образование в гроб и вколачивает последние гвозди в крышку.



Автор: Юлия Жабыко, 10 января 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Юлия Жабыко
Выпускница филологического факультета МГУ (1999), репетитор по русскому языку для школьников, мама двоих детей.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
«Взрослый – прав, сиди и не отсвечивай!»

17-летние подростки очень хотят изменить мир, но их сочинения на свободную тему — это смесь средневековых проповедей про нравственность, идеологических штампов и неуклюжих попыток быть оригинальными и вывести преподавателя из себя.

О чем волнуются отцы школьников?

Конкуренция, «правильное» воспитание, тяжелый портфель – о чем еще волнуются отцы школьников?

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.