Рождественский гость

Рассказ прислан на Конкурс семейных новогодних и рождественских сказок и рассказов.

 

Бабушкин голос тихий, певучий, он баюкает. Глазки слипаются, Саша почти уже проваливается в сон, но внезапно пробуждается:

 

— Ба-ба, слышишь?

 

— Ну чего ты, спи себе, — мягко воркует бабушка. – Ночь уже…

 

— А у тебя не прошли ножки?

 

— Нет, милый, ещё не прошли.

 

— А ты молилась?

 

— Молилась, много молилась.

 

— И не прошли?

 

— Не сразу, ты спи-спи.

 

— Значит, не пойдём, — Саша грустно смотрит на бабушку. Она в ответ вздыхает.

 

— Не получится, Санечка, в этот раз.

 

Бабушка забралась с ногами на кресло. Помятые тапки валяются рядом.

 

— Жалко… А помнишь, ты рассказывала про свечи? Ну которые на окошко ставить?

 

— Помню, но спи сейчас, Сашенька, поздно уже.

 

— Расскажи ещё разок, а я послушаю.

 

Бабушка смотрит на часы, хмурится.

 

— Ну пожа-алуйста, и я сразу засну.

 

Бабушка хитро улыбается и слегка кивает головой. Саша закрывается одеялом так, чтобы одни глаза и нос остались и зажмуривается.

 

— Когда я была маленькой, такой как ты сейчас, помню, мы перед Рождеством зажигали свечи и ставили их на окна. Наша мама говорила, Пресвятая Богородица и Иосиф – помнишь его? — в ту ночь по миру ходят, ищут, где остановиться. Вот мы и просили, зайти к нам в дом, чтобы Христос родился у нас. А окошко специально подсвечивали, чтобы его видно было ночью.

 

— И что они должны были зайти?

 

— Ну не обязательно они. Христос может и в виде нищего явиться. И Богородица так же. Ты их в толпе никогда не прознаешь. И подойдут к тебе, не угадаешь. Иногда они так проверяют наши сердца, смотрят, как мы поступим? – с улыбкой говорит бабушка. – Коли поступим кротко и рассудительно, в дом придет благословение…

 

— А как это кротко и рассудительно?

 

— Как положено. По ситуации поймёшь. Если это голодный — накорми, одень, спать уложи. Больной – вылечи, к врачу отведи. Плачущего успокой, посоветуй, коли сможешь.

 

— Баба, а к тебе кто-нибудь приходил на Рождество?

 

— Приходил один раз.

 

— Расскажи-и… — умоляюще смотрит Саша.

 

— Да что особо рассказывать?.. Я тогда серьёзно не относилась к этому, по привычке больше зажгла свечи. Даже не ожидала, что это в самом деле произойдёт. Тогда один священник, наш знакомый, ходил причащать больных в районе. Ну и постучал в окошко, зашёл в дом, поздравил всех и поставил Святые Дары к иконостасу. Вот такое чудо было с нами. Но спи, спи, а то уже поздно…

 

Бабушка выключает свет, и становится совсем темно. Только видно, как по потолку скользят тени, как колышутся ветки деревьев за окном. Саша лежит и вслушивается в уличные звуки, пытается угадать, что там происходит, на окраине ночного города. Но звуки становятся всё приглушённее, тише, они размазываются в потоке Сашиных мыслей, которые оказываются вдруг бесформенными, случайными, и мальчик постепенно засыпает.

 

Саша считал себя очень взрослым. Ему недавно исполнилось семь. Он ходил в первый класс и страшно гордился тем, что может носить свой красивый ранец за спиной, может сам читать книжки (по слогам, но это не важно, ведь может же!), его уже отпускают одного гулять во двор. А год назад его бабушка впервые взяла на ночную Рождественскую службу. Он, правда, заснул прямо на бабушкиных валенках, мокрых волосяных, с капельками водички на ворсинках. Но даже сквозь сон он запомнил ту пахучую теплоту храма, пропитанную запахом ладана и свечей, пение клироса, которое казалось чем-то неземным, ангельским. Он продержался до самого конца, и причастился, как положено, со всеми.

 

В этом году на службу никто не пойдёт. У бабушки больные ноги – не выстоит. А папа с мамой… Они, как всегда, с утра только. А ночью им хочется спать. Саша никак не мог понять, разве может хотеться спать, когда вокруг происходит такое, рождается Тот, кто спасёт всех нас. Да о каком сне здесь можно думать! «Но ты же заснул на службе», — тут же пронеслось в голове, и Саша смутился. Заснул. Хотя и был в храме. «Но я же был маленький! — оправдывал он сам себя. – Вот теперь бы ни за что». Но теперь не будет.

 

А, может быть, Христос сам придёт к нему этой ночью? Ведь бабушка говорила, это возможно. Саша сразу его узнает, но ничего не скажет, не выдаст своего секрета. Он притворится, что ничего не понимает, накормит, вылечит, или — что там нужно сделать?..

 

Когда стемнело, Саша достал из шкафа свечи, все, какие только нашёл. Закрепил в подсвечниках и расставил по росту на подоконнике. Маленькие огарки поближе к стеклу, большие и толстые свечи за ними.

Фото: mewshka.livejournal.com

Фото: mewshka.livejournal.com

Сел возле окна и стал ждать, когда же постучат в окно. Но ждать оказалось очень тяжело. К тому же Саша вдруг вспомнил, что они живут на пятом этаже, и поэтому до окна никто не дотянется. Постучать могут только в дверь, но дверь-то не подсвечивается. А как они поймут, что зайти нужно именно сюда? Подумал Саша, подумал и решил выйти на улицу, к подъезду, чтобы сразу встретить того, кто направится в его дом, а там уж до нужной квартиры проводить.

 

Родители его отпустили. Площадка была освещена фонарями, топтались по снегу малыши с лопатками. Около деревянного домика стояли кучкой Сашины друзья. Он помахал им издалека, но играть не пошёл. Побрёл в сторону дороги. Проходили редкие пешеходы, в окнах мерцали зажженные ёлки. На дороге ни одной машины. Мигал огнями одинокий светофор. Подъехал зелёный автобус, открыл перед Сашей дверь, подумал, что зайдёт, но мальчик торопливо развернулся спиной, водитель покосился на Сашу и уехал.

 

На остановке никого. Только на сиденье что-то лежит. Куртку что ли оставили? Саша подошёл ближе и увидел набросанное тряпьё. Из тряпья торчали шерстяные носки, поверх них — натянутые розовые шлёпки.

 

— Простите, пожалуйста… — остерегаясь, Саша остановился недалеко и стал разглядывать. – Слышите? Вам не холодно?

 

Тряпьё зашевелилось. Показалась голова, заросшая, заплывшая, недовольная.

 

— Вам не холодно? Я просто хотел спросить, — пятясь назад, повторил Саша.

 

Существо что-то невнятно пробурчало.

 

— Хотел спросить, вы почему здесь?..

 

— А…

 

— То есть… Вам никуда не нужно?

 

Существо свесило ноги и недоумённо смотрело на Сашу.

 

— Вы мальчик или девочка?

 

— А?

 

— Если хотите, идёмте ко мне домой, только постучать надо. Вас впустят. Идёмте.

 

— Хута? – раздался хриплый голос.

 

— В окно, то есть в дверь постучите, и вас впустят. Идёмте, пожалуйста, я покажу, – щебетал Саша. – Вам кушать дадут. Вы ведь хотите есть?

 

— Пить.

 

— Там дадут. У нас есть. Я только с собой не взял. Ну пойдёмте же, я здесь недалеко живу, вон за теми гаражами.

 

Существо посидело ещё немного на скамейке, тряся лохматой головой, потом поднялась, отряхнулось, прокашлялось и, недовольно крякая, пошло за мальчиком.

 

Саша вглядывался в фигуру незнакомца, пытаясь узнать в нём Того, кого все ждут в гости. Ну хотя бы по глазам. Но глаза у него были невыразительно маленькими, они закрывались нависшими веками сверху и вздутыми синеватыми мешками снизу. «А вдруг я ошибся, — мучила сознание надоедливая мысль. – Вдруг это не Он?» Но ошибиться в другую сторону было бы куда страшнее.

 

— Простите, пожалуйста, а как вас зовут? – осмелел Саша.

 

— Ваша.

 

— Вася?

 

— Ваша.

 

— Красивое имя, а меня Саша.- Вы не думайте, я всегда такой! – помолчав, добавил он. — И в семье вас ждут. Очень ждут.

 

Незнакомец не обращал внимания на Сашин лепет, натужно дышал и передвигался рывками, делая большие неуклюжие шаги.

 

У подъезда Саша увидел всю ту же малышню, разговаривающих мам, друзья уже куда-то разошлись. Он заметил испуг в лице у своего друга, когда из двери вышла бабушка – соседка с третьего этажа. Саша моментально выкрикнул своё «здрасте» и пропустил существо вперёд. Старушка заподозрила что-то неладное в грузной фигуре вошедшего, но вглядеться как следует не успела, а потому в нерешительности потопталась у двери, и, махнув рукой, отправилась в магазин.

 

Саша нажимал на кнопку звонка несколько раз подряд. Так он делал только когда приносил со школы пятёрки – дни особой радости и торжества. Сегодня же ему хотелось поскорее сообщить родителям, что и у них будет праздник, а вдобавок настоящий рождественский гость. У бабушки только раз в жизни такой был. А к Саше Он уже пришёл.

 

Но мама, открывшая дверь внезапно побледнела, резким движением она схватила Сашу и протолкнула в коридор, даже не обращая внимания на то, что он не разулся и наследил. Неожиданно появился папа. Сашу отправили в комнату, за дверь. Он не успел и слова сказать. Зато услышал, как из коридора доносился гневный голос матери, перемежающийся бранью отца.

 

— Как вы смеете подходить к ребёнку, — надрывалась мама.

 

— Найдётся управа! Не думайте! Я позвоню, куда надо! – кричал папа.

 

— И нечего вонь разводить в подъезде!

 

Саша бросился в комнату к бабушке. Встревоженная старушка стояла в дверях, наблюдая за всем в приоткрытую дверь.

 

— Бабулечка, что они делают, помоги! – запричитал Саша.

 

Но бабушка лишь молча обняла внука.

 

На подоконнике догорали свечи. Прислонившись лбом к холодному стеклу, Саша вглядывался в темноту. Пошёл снег, и всё запорошило вокруг. Оставались загадочные жёлтые круги от фонарей да тёмные пятна прохожих. Он не придёт. Он больше не придёт…

 

Вскоре снег усилился, и мир накрыла белая пелена.

Фото: drugoi.livejournal.com

Фото: drugoi.livejournal.com



Автор: Максим Катков, 6 января 2016 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

«Папа, кто такой Ленин?», или как говорить с ребенком о войне и политике

До вчерашнего дня мой сын хотел быть пограничником. У него есть форма, два меча и четыре пистолета. Он знает слова российского гимна и может нарисовать флаг России на танке или корабле.

В гостях у сказки. Робин Гуд: правда и ложь и о «благородном разбойники»

Давайте попробуем задуматься, насколько благороден этот разбойник и какую «помощь» на самом деле он оказывает крестьянам.

Свежие статьи
Про подготовку к «настоящей жизни». Сергей Пархоменко

Автор обучающих настольных игр и отец двоих детей Сергей Пархоменко объясняет, почему родителям нужно давать своим детям возможность учиться весело.

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.