И все же: допустимы ли физические наказания детей?

Мы не раз в своих публикациях обращались к вопросу допустимости физических наказаний детей. Это принципиальный, актуальный в любое время вопрос, не способный себя изжить. Но возможен ли объективно верный ответ на него? Или даже так: можно ли объективно и непредвзято взглянуть на данную проблему?

 

Попытка осуществить это привела к опросу, в котором рассматриваются разные точки зрения на необходимость применения физических наказаний детей. Также была сделана попытка развенчать некоторые исторические мифы.

beat_1

Антонов Анатолий Иванович, заведующий кафедрой социологии семьи МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор философских наук, профессор:

 

Все правила поведения семьи в средневековой Руси были прописаны в «Домострое». В нем помимо правил воспитания, были описаны, например, законы, позволяющие прогнозировать погоду. Дети в то время были тесно связаны с природой, и «Домострой» – своего рода учебник на все случаи жизни. Тогда каждый человек принадлежал семье, она же была главным общественным институтом. Большинство людей тогда работали в сельском хозяйстве, на земле. Где взять работников для её возделывания? Только из семьи. Каждый член семьи был ценен как работник и, следовательно, воспитывать его следовало так, чтобы он приносил пользу. Поэтому создается своего рода устав – «Домострой», в основе которого лежит понимание членов одной семьи как работников одного предприятия. В современном обществе контролем наказаний занимается государство. Тогда это была задача семьи. Исключение составляли только церковь, существующая независимо и военная служба, которая была прерогативой государства. Всё остальное было сосредоточено внутри семьи – об этом нельзя забывать, поскольку это существенное отличие от современного общества.

 

В семьях под одной крышей жили все дети и родственники. Насчитывали семьи в среднем 200 человек, из них как минимум 70 — это дети.

 

У нас в отличие от Европы не было принципа майората (наследование старшим братом), поэтому все члены семьи на одинаковых условиях владели землёй и вместе обрабатывали её. Не было на Руси и рабства, зато было крепостное право и необходимость обрабатывать огромные территории.

 

Читая в Домострое слова о том, что «нежно плеткой надо бить жену и детей», современный читатель думает, будто автор издевается. Бить плеткой, да еще нежно и любя! Но современное общество – демократы, гуманисты – создали институты для наказаний граждан, которые не сопоставимы с мерами того времени! Уголовный кодекс, который наказывает годами лишения свободы за провинность, школа, в которой происходят и драки, и сексуальные извращения, санкции на предприятиях… кстати, первые школы появились в тюрьме – многие забывают об этом любопытном факте.

 

В древности же семья была сама школой – старшие, которых обучали родители, повзрослев, учат младших братьев и сестер. В этом же кругу происходила и социализация, и обучение мастерству.

 

«Домострой» предполагает при воспитании детей прибегать как к позитивным, так и негативным санкциям. Но самое первое и естественное наказание, с которым знакомился ребенок, был смех. Если у него что-то не получалось, сверстники его обсмеивали. При необходимости могли использовать и физические наказания, часто ставили в деревенских семьях в угол. Конечно, были случаи — этого невозможно избежать, когда в семье — появлялся нарушитель порядка, и если он не исправлялся в течение какого-то времени, то с ним расставались. Отлучение от семьи – это самое серьезное наказание, с которым сталкивался подросток или взрослый юноша. Оказавшись на улице, он видел перед собой дикие леса, до плохо развитых городов еще надо было добраться.

 

Но, родители понимали, что если они откажутся от детей, не будут заниматься их воспитанием, то сами лишат себя старости. Поэтому никто, конечно, истязанием детей не занимался. Это могли быть только единичные случаи. Разговоры о том, что тогда занимались эксплуатацией детей – тоже бредни.

 

Но феминистически настроенные люди воспринимают традиции древности через призму современности, которую современная ложь СМИ превратила в кривое зеркало. Современники возмущаются, — как это бить плеткой!

 

Историю надо изучать только с помощью научного познания и не верить раздуваемым постмодернистским бредням о том, что сейчас лучше, чем прежде. История не может пониматься вне контекста. Есть такой термин феноменологическая редукция, означающий, что при изучении истории надо забыть о том, что мы люди, которые исследуют людей, необходимо избавиться от наивного восприятия.

 

Мы социологи, на сегодняшний день, можем предложить следующий рецепт сохранения семьи. В семье должно быть как минимум четыре ребенка, на них необходимо возлагать часть работы. Мы не можем изменить среду, да об этом речь и не идет, но можно использовать преимущества современного мира. Так ребенок способен выполнять ряд работ с помощью интернета. Таким образом, он будет способен помогать родителям, откладывать себе деньги на мелкие расходы и прочее. Если же меры по укреплению семей и семейных ценностей не будут применяться, то нашему обществу грозит крах.

 

Татьяна Львовна Шишова, арт-терапевт, автор книг по воспитанию детей, общественный деятель, борец против введения ювенальной юстиции:

 

«Да, наказывать детей можно, если на то есть крайняя необходимость, когда слова уже не действуют. Отношения детей и родителей строятся по такому же принципу, как и отношения государства со своими гражданами. Тот, кто имеет власть, тот имеет право наказывать. Государство делегирует власть родителям, на этом строится их авторитет. Если у нас будут запрещены физические наказания, то родители выведутся из категории родителей, дети будут к ним испытывать исключительно потребительское отношение, а это подорвет устои общества. Также введение запрета физических наказаний приведет к усилению вмешательства органов опеки.

 

Родители хоть и имеют право наказывать своих детей, все равно их любят, причем это относится даже к психически больным родителям (исключение составляют люди с очень серьезными патологиями), а значит, они будут всегда жалеть детей.

 

Физические наказания – это право родителей, поэтому можно проводить воспитательную работу и без их применения. В том случае, если дети слушаются родителей и не проявляют своеволия, можно обойтись без физических наказаний. Девочек же можно вообще не наказывать. Не обязательно наказывать прилюдно, в том случае, если ребенок достаточно взрослый для того, чтобы понимать причинно-следственные связи (примерно с 4-х лет). Но двухлетний ребенок, если его за проступок, который он совершил на улице, накажут дома, не сможет понять этой связи.

 

Иногда старшие дети, подростки, сами предпочитают, чтобы их наказали физически, вместо ругательств. Физические наказания подростков могут быть особенно уместны, потому что в этом возрасте они становятся распущенными, наглыми и применение физической силы родителями становится эффективной борьбой с хулиганством, пьянством, в противном случае у подростка возникнет ощущение безнаказанности.

 

Кто будет проводить физические наказания не так важно, главное чтобы родители были солидарны друг с другом. Хотя, если речь идет о крайних формах плохого поведения, то здесь воспитательную работу должен проводить отец. Если же папы нет дома, бывает достаточно угрозы, что тот его потом накажет. Причем, если ребенок говорит, что мама обещала наказания от папы, а он ничего не сделал – это плохо.
Дети по природе своей настроены на послушание – это залог самосохранения

 

. Бог создал детей таким образом, что пока они слушаются родителей, им ничего не угрожает. Это взрослый человек возмущается, если ему постоянно указывают на то, что делать, дети — нет. Они не обижаются, когда их справедливо наказывают. Наказания всегда неприятны, но ведь за утешением они все равно бегут к маме.

 

Вырастая, люди многие вещи переосмысливают, воспринимают по-другому и, став уже взрослыми, благодарят родителей за то, что их физически наказывали.

 

Я точно не знаю, как юридически разделяются физические наказания и истязания. К тому же, в деревне бабушка может взять мокрую тряпку и наказать ей ребенка – мы же не можем всё перечислять. Розги, на мой взгляд, относятся к истязанию, и применять их не стоит. В принципе, применение орудий наказания может быть допустимо в разумных, конечно, пределах.

 

Хочу отметить, что воспитание без физических наказаний – это воспитание благородное. Для того чтобы общество изжило их из себя, оно должно стать более культурным, более возвышенным. Наше же общество пытаются сделать более грубым. И в таком обществе физические наказания – это сдерживающий фактор.

 

Александр Сергеевич Бочаров, автор ряда книг по христианской психологии, многодетный отец:

 

Я считаю, что физические наказания в принципе возможны, но с некоторыми оговорками. Во-первых, наказывать нужно за проступок, сознательное и довольно серьёзное нарушение установленных правил. Если ребёнок случайно что-то разбил и испортил, его скорее нужно успокоить, чем дополнительно травмировать психику. Во-вторых, это не должно быть истязание, наказания должны быть вполне терпимыми. В-третьих, нельзя наказывать, когда родитель переполнен гневом. Это должен быть продуманный акт, цель которого — «привести в чувство», остановить, вразумить. В-четвёртых, нужно слушать голос совести и стараться избегать наказаний, когда можно обойтись без них. В-пятых, наказание должно быть одним из мероприятий в системе воспитания, основные принципы которого — разумная любовь, последовательность, четкое определение того, что можно, что нельзя.

 

Например, если пяти-семилетний ребенок исподтишка обидел младшую сестренку (или братишку), зная, что поступает плохо, то короткий шлепок по известному месту, думаю, может быть вполне уместен.

 

Физическое наказание должно сопровождаться объяснением. Правильно сказать примерно следующее: «Я люблю тебя, но ты поступил дурно, и мне придется тебя наказать, чтобы в следующий раз ты не повторил свою ошибку».

 

Наказывать необходимо сразу после проступка, чтобы было понятно, почему ребенок наказан. Не стоит забывать и о таком мощном воздействии, как «угроза» возможного применения физических мер. На бытовом уровне это может звучать как «Сейчас же перестань, а то ремня получишь!». Этого бывает достаточно.

 

Но не стоит путать угрозу с психологическим давлением. Последнего не должно происходить. Нужно помнить, что ребенок такой же человек, такой же образ Божий. Более того, Сам Спаситель обозначил ценность детства как такового — «Если не будете как дети, не можете войти в Царство Божие», имея в виду, видимо, детскую открытость, непосредственность, доверчивость, прямодушие.

 

Применять физические наказания можно с того момента, когда ребенок начинает осознанно воспринимать происходящее. Это может быть возраст двух лет, у кого-то позже, у кого-то раньше. По отношению к девочкам более эффективно может быть применение только «морального» воздействия. Хотя, бывают девочки, как говорят в народе, «похлещи мальчиков», поэтому выбор метода воздействия — дело сложное и основываться должно на личностных особенностях ребёнка.

 

Если же необходимо от слов перейти к делу, то лучше обойтись без инструментов насилия. Применение ремня может быть угрозой, но употребление его вряд ли оправданно. Ну, а розги – это уже вид истязания, которое нельзя применять.

 

В случаях, когда родители наказывают детей в состоянии гнева, сильного раздражения и досады, есть вероятность появления психологической травмы. Ребенок всегда должен знать и чувствовать, что его любят, несмотря ни на что.

 

Полный отказ от физических наказаний может привести к утрате нравственных ориентиров, распущенности, развитию своеволия. Хотя, конечно, есть дети, которых, пожалуй, и не нужно наказывать физически, поскольку они хорошо понимают порицание, и достаточно бывает простого выговора.

 

Что касается того, кто должен наказывать, то самое главное, чтобы у родителей были схожие взгляды на воспитание, последовательная и четкая система запретов и разрешений. А кто именно шлепнул разбушевавшегося сорванца, не имеет значения. Хотя, конечно, в «тяжелых» случаях мама может прибегнуть к такому мощному аргументу, как «Вот придет папа и даст тебе ремня». Но это будет работать в том случае, если авторитет отца достаточно высок и ребенок знает, что такое ремень, иначе он может воспринять это всего лишь как шутку.

 

Я не ратую за физические наказания как за неизменный атрибут воспитания. И те, кто утверждает, что наказывая детей, мы приучаем их к насилию, в некотором смысле правы. Но давайте будем честны: любое воспитание — это своего рода насилие. Дайте малышу волю и он объестся конфет, испортит себе желудок чипсами, а то и расшибётся обо что-нибудь… Любое государство — это легитимное насилие. Дайте людям возможность делать всё что угодно, и они превратят земную жизнь в подобие ада. Как раз законы, власть и вооружённая сила помогает удерживать хоть какой-то порядок.

 

Барышева Марина Викторовна, православный психолог, работала в том числе в Национальном фонде защиты детей от жесткого обращения:

 

Физические наказания в отношении детей недопустимы, и я не понимаю, почему родители вообще к этому прибегают. Почему у взрослых есть суд, который выносит решение, кто и как должен быть наказан, а дети подвергаются карательным действиям только благодаря импульсу родителей? Да, ударить ребёнка проще, чем поговорить, и это помогает на несколько месяцев, но родители постоянно обучают детей своим поведением и в итоге портят их характер. Многие считают, что, если ребёнок кого-то ударил, то его надо физически наказать, чтобы этого не повторялось. Но они не понимают, что причиной его поведения являются они сами. Агрессивных детей не бывает – дети от Бога рождаются чистыми и невинными созданиями. Для возникновения агрессии необходим триггер – в физике так называется спусковой механизм. Затаив обиду, вызвать которую могут и сами родители своими наказаниями, ребёнок в какой-то момент будет вынужден выплеснуть её на другого человека.

 

По этому случаю есть хорошая восточная притча. Мастер рассказывал своему ученику о том, что в человеке постоянно идёт борьба двух начал: добра и зла. «И кто же побеждает», — спросил ученик. «Тот, кого ты кормишь», — ответил учитель.

 

В православных учениях нередко можно встретить упоминание о том, что детей надо наказывать. Но наказ – это учение, и рукоприкладство к этому не имеет никакого отношения. Воспитание – это питание вовнутрь. Я не понимаю, почему нельзя детям объяснять? Договориться ведь с ребёнком можно, даже когда он находится в утробе матери.

 

Ко мне на консультации часто приходят родители с детьми, чтобы узнать, готов ли психологически ребёнок к школе. И вот как-то я спрашиваю у девочки, чем она занимается. «Музыкой», — отвечает она. «Зачем», — спрашиваю. «Чтобы понравиться мамочке», — отвечает она. Тот же вопрос я задаю её маме, и она не знает, что ответить. Получается, что ребёнок стремится во всём оправдывать желание родителей, а они не всегда знают, зачем это нужно. Это неправильно. Ребёнка нужно приучать к тому, что у него есть право выбора. Забота – это уважение, а опека – это насилие.

 

И когда говорят о том, что ребёнка можно наказывать любя, я спрашиваю, а можно ли наказывать вашего друга или подругу тоже любя, за то, что он или она опоздали на встречу?

 

Ребенка, которого наказывают физически, можно узнать по тому, что он неуверенно ведет себя, недоверчив, насторожен и не сосредоточен. На моих консультациях такие дети постоянно смотрят на маму. В играх часто ломают вещи. Кроме того, физические наказания влияют и на интеллектуальное развитие. Ведь с наказаниями часто прививается и зависть – ему часто ставят в пример кого-то из сверстников или родственников, что психологически его ломает.

 

Единственным способом наказания могут быть запреты – это, например, отказ включить мультфильмы за провинность. В остальных случаях с ребёнком нужно поговорить, объяснить свои чувства, вызванные проступком. Довольно часто родители наказывают детей за такие поступки, которые этого не требуют. Например, ко мне приходит мама и рассказывает, что отпустила сына покататься на велосипеде в новой футболке, которую он порвал и за это она его естественно наказала. Но зачем было надевать новую футболку? К тому же, это ребёнок, и он не способен думать о таких вещах, как сохранность вещей. Это задача родителей.

 

 



Автор: Артур Кузнецов, 30 августа 2011 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

"Я хочу подметать!"

— Я хочу подметать! – кричит Вера, вырывая веник у матери, и мама обескуражено уступает. Самое прекрасное в подметании – это пыль, которую можно поднять если не до неба, то до потолку уж во всяком случае!

Свежие статьи

Традиционное семейное авторалли «Батя» пройдет в Москве 3 января 2017 года. Для участия в нем необходимо до 31 декабря заполнить и заявку и прислать ее по адресу [email protected] В день соревнования сбор участников – в 10.00 на Поклонной горе. Финиш организаторы держат в секрете.   Девиз ралли: Семья – это дружный экипаж. Участники – семьи…

nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.