«Книга об отцовстве»: найти ориентиры

Отсутствие ценностных ориентиров — для нашего времени уже не просто набор ситуаций, но привычное состояние. В секулярном обществе человек может быть уверен в своей принадлежности к той или иной культуре, в причастности к прогрессу, в широте своего кругозора, при этом жизнь свою строить так, будто он слепой котёнок, только ещё и с атрофированным обонянием. Нынешний мир полон духовных и душевных калек, уверенных в своём здоровье. Именно эта уверенность мешает многим современным людям чётко формулировать для себя, что значат даже такие понятия, как «семья», «отец», «мать»… Всё это предлагается решать каждому в индивидуальном порядке и руководствуясь исключительно личной рефлексией. И при этом люди удивляются, откуда у нас кризис семьи…

 

lorgus_1«Книга об отцовстве» священника и психолога Андрея Лоргуса, вышедшая в издательстве «Никея», оказывается как нельзя более актуальной для тех, кому надоело барахтаться вслепую, кто понимает, что нельзя строить без плана и представления о назначении будущей постройки. Поскольку отец Андрей — православный священник, его книга рассматривает феномен отцовства в первую очередь с христианской точки зрения, но может быть интересна и людям иных вероисповеданий.

 

Хотя в названии книги присутствует слово «отцовство» и основная её тема — формирование мужчины как отца, она, во-первых, предназначена не только для мужчин, но и для женщин (особенно для тех, которые воспитывают мальчиков), во-вторых, она всё же не только про отцов, но и про сыновей, мужей, матерей, жён и дочерей. Что и понятно, ведь все эти слова обозначают положение человека по отношению к другим людям, и глупо говорить о семейной ответственности мужа, не говоря о соответствующей ответственности жены.

 

Беда многих современных текстов, посвящённых семейной проблематике — утопание в частных историях и невнятные попытки сделать из этих историй общие выводы. Протоиерей Андрей этой тенденции не следует. Конечно, он тоже приводит примеры из жизни своих прихожан или клиентов, но выстраивает правильную иерархию: сначала общее представление о чём-то (базирующееся на христианском нравственном богословии), потом выводы, и уж только потом рассмотрение того, как это всё преломляется в конкретных случаях конкретными людьми.

 

Это соответствует одной из основных идей, высказанных в книге: отец — это в первую очередь носитель смыслов, который эти смыслы передаёт детям. Иерархия — ещё одна основная тема, особенно остро звучащая в наше время, когда в обществе нет единой модели построения семьи, когда ситуация лучше всего описывается выражением «кто во что горазд».

 

Автору важно было чётко разъяснить само понятие «отец» – без всяких скидок на современные реалии, претендующие на изменение наших представлений о духовных и нравственных основах человеческого существования. «Книга об отцовстве» прежде всего напоминает о правильных ориентирах. Как этих целей достичь или хотя бы к ним стремиться — тема для многих книг, каждая из которых может быть гораздо объёмнее той, о которой мы говорим теперь.

 

Нынче принято отталкиваться прежде всего от личных желаний человека, чем бы они ни были сформированы, закапываться в бесконечных частных мнениях. Эта книга принципиально иная. В ней говорится о конкретных задачах, прежде всего духовных, стоящих перед мальчиком, мужчиной. И если при построении семейных отношений мужчина эти задачи перед собой не ставит, то его семейная жизнь оказывается заведомо ущербной. При этом отец Андрей не забывает и о том, что каждый должен решать эти задачи по-своему: «Следует различать структурные, нормативные роли и их реализацию. Каждая семья уникальна. Уникальны личности, её составляющие».

 

Итак, в книге прямо говорится о патриархальности как о норме, о том, что каждый мужчина — потенциальный отец и потенциальный патриарх. Но к настоящему моменту патриархальность для многих дискредитирована (в том числе и извращённым её пониманием, ставшим для многих привычным ещё в дореволюционной России, когда патриархальность часто оказывалась морально узаконенной тиранией). И потому священник говорит о том, что настоящая патриархальная семья существует по другим законам, а отцовство «выплавляется в горниле любви и власти, чувств и ответственности».

 

Для нормального мужчины одно без другого невозможно потому, что и любовь без власти и власть без любви грозят бедой его семье. «Использование власти во благо возможно только в любви». Важно, что любящий отец не только властвует, но и учит ребёнка властвовать, в том числе и над самим собой.

 

Разговор о мужской ответственности в семье не имел бы смысла без разговора о препятствиях для её реализации, стоящих перед современными мужчинами. И здесь автор со свойственной ему прямотой называет одно из главных таких препятствий: детоцентричность семьи. Но он не просто обличает этот порок, он говорит о причине его возникновения: семья, кажущаяся детоцентричной, на самом деле женоцентрична. Именно под лозунгом «Всё ради ребёнка» женщина часто начинает главенствовать в семье, превращая заботу о ребёнке в гиперопеку и самочинно определяя, кто, что и как должен делать для этого ребёнка. Многим, наверняка, приходилось наблюдать женщин, состоящих в браке, но для которых дети были прежде всего их детьми, мужьям же только делегировались какие-то права взамен на выполнение возложенных на них жёнами функций. И хотя сейчас много пишут про ответственное отцовство, отец Андрей Лоргус отмечает: «…когда читаешь эти статьи, возникает ощущение, что ответственное отцовство нужно женщине в строго подконтрольных ей формах».

Протоиерей Андрей Лоргус. Фото: Мария Василенко, РИА Новости.

Протоиерей Андрей Лоргус. Фото: Мария Василенко, РИА Новости.

Затрагивает отец Андрей и ещё одну серьёзнейшую тему — необходимость примирения с отцом. Развенчивая популярное мнение о якобы обязательном для определённого возраста конфликте с отцом, автор тем не менее пишет о многочисленных случаях, когда отцы или вообще не участвуют в жизни своих детей, или участвуют так, что для детей это становится кошмаром. Но всё-таки примирение с родным отцом (даже только внутреннее, если, например, отец уже скончался) — одна из основ нормального психологического состояния каждого человека. И что бы ни гласили разные «народные мудрости», приёмный отец всегда останется приёмным (что, конечно, не умаляет ни его ответственности, ни его роли в жизни ребёнка) — так уж мы устроены, так мы созданы. Понятно, что примирение — это не принятие абсолютно всех мыслей и дел человека, но принятие его самого, а в случае с отцом ещё и принятие самого себя как части рода, а значит, более трезвый взгляд на себя.

 

В нынешнем атомизированном обществе никуда не исчезли и не изменились законы бытия, другое дело, что мы отвыкли на них опираться — потому и живём так, как живём, а ощущение несчастья стало своего рода мэйнстримом. Ведь в самом слове счастье — это быть частью, составлять вместе с кем-то некое целое. Есть множество ужасных личных историй, в каждой из которых примирение с отцом кажется невозможным. Но эти истории можно сравнить с инвалидностью. Есть такие раны, которые может излечить только Господь. А когда и как Он это сделает — тут уж Ему виднее. Иные болезни уврачуются только в будущей жизни, но это не повод пренебрегать лекарствами, которые Бог нам даёт в жизни этой.

 

«Книга об отцовстве» – это не собрание универсальных рецептов (которых и быть не может), а описание некоторых симптомов болезни и, главное, того здорового состояния, к которому мужчина-отец должен стремиться и о котором он должен дать представление своим детям — и сыновьям, и дочерям.

 

 



Автор: Игорь Лунев, 12 августа 2015 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Игорь Лунев
Музыкант, автор-исполнитель, поэт. Публиковался в альманахах «Мариенталь», «Тритон», «Паруслов», «Вокзал» и др., а также на различных интернет-ресурсах. С 2002-го года постоянно занимается журналистикой. Сын Игоря, Максим, родился в 1995-м году.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Мужчина и его остров

Несколько слов о мужском внесемейном досуге.

Это, кстати, частая проблема и детей, и взрослых – бояться не самой реальности, а своих представлений о ней.

image

В результате за пару дней я понял две главные женские проблемы: мужья и дети все время хотят есть и жутко свинячат, так что целый день может пройти в готовке, уборке посуды и уборке кухни после уборки посуды.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.