Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

«Железный зуб», нож – древнейший инструмент и оружие человека — давно уже не является основой выживания. Вовсе не обязательно вооружаться стальным клинком, чтобы защитить свою семью, обезопасить собственную жизнь и утвердиться в обществе – на то существуют более цивилизованные способы. И тем не менее, как бы стремительно эти способы не развивались и не множились, сочетание разящего металла и крепкой деревянной рукояти всегда будет привлекательным для представителей сильной половины человечества – от мальчишек до взрослых бывалых мужчин.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

Для Максима Прожеварова из Мурманска нож – это не просто эстетика и функциональность. Это завораживающая красота: «Нож –как ещё один орган, продолжение руки, — мечтательно произносит Максим, — это железный коготь, ещё один палец. А продолжение человеческой руки просто не может быть некрасивым».

 

Это и некий мистический аспект: «Подсознательная тяга к ножу как к разделяющему материю на части, как отделяющему живое от неживого».

 

И, наконец, — каждодневная работа и даже свободное творчество.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

Максим, филолог, учитель русского языка по образованию, три года назад покинул уютный офис одной из безликих российских компаний. Хотя вроде бы тому не было никаких видимых оснований: фирма не бедствовала, Максиму-менеджеру доверили «топовую» директорскую должность.

 

— Просто надоело, — объясняет свой выбор наш герой. – Надоела эта однообразная жизнь по правилам «дороже продай – дешевле купи», она стала казаться пустой и какой-то… ненастоящей.

 

А настоящее – вот оно: разнокалиберные молоты, наковальни, дышащие жаром горны, населяющие некогда пустынный цех на улице Колхозной в Мурманске. Кузница эта — воплощение государственного гранта в поддержку частных предпринимателей, заявку на который подал Максим, когда принял решение оставить директорское кресло.

 

И с тех пор здесь, в этой святая святых старинного ремесла, куются не только произведения оружейного искусства, но и — судьба человека, независимого от современных условностей.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

— Я не могу сказать, что исключительно ножи – моё призвание и вдохновение. Хотя на них, безусловно, мы с моей командой делаем основной акцент: нож – это главный сувенир, который везут из Заполярья. К тому же каждый наш клинок уникален: его узор возникает из многократно наложенных друг на друга слоёв металла – возникает стихийно, самобытно. А это особенно ценится. Когда-то я начинал с обработки чужих поковок, потом дорос до своих дамасков (вида стали с видимыми неоднородностями на стальной поверхности – прим.ред.) – их на севере от нас до Питера никто не делает. Вообще меня покоряет возможность создавать красивые и полезные вещи из разных материалов.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

Что, кроме ножей? Талантливому умельцу, полностью самоучке, в своё время ничто не помешало освоить и кропотливое ювелирное мастерство. Однако пока не до «ювелирки», есть дела поважнее.

 

Вот дочка Саша с подружкой Женей приходят в кузницу, в настоящее время девчонки заняты изготовлением… меча.

Дети учатся. Фото из архива Максима Прожеварова

Дети учатся. Фото из архива Максима Прожеварова

Максим не видит в этом ничего особенного:

 

— Я сам увлекался когда-то историческим фехтованием, дважды чемпион Севера на двуручных мечах. Женина мама из той же субкультуры, вот и выросли дети, «средь оплывших свечей и вечерних молитв» (В.С. Высоцкий). Такие дети просто «болеют» мечами и прочей средневековой атрибутикой.

 

К слову, отец учит дочь не только уверенно орудовать молотом да наковальней, но и посвящает в тонкости обращения с ниткой и иголкой. Александре скоро 16, она будущий дизайнер, и Максим с присущей ему виртуозностью помогает дочери выполнять творческие домашние задания. «Мы вместе шьём, точнее, я её учу», — улыбается мастер.

Дочка Максима Прожеварова Саша

Дочка Максима Прожеварова Саша

Ещё одна грань творчества нашего героя — изготовление причудливых фигур буквально из «подножного» хлама. В ход идут мотоциклетные цепи, рамы, трубы, болты-гайки, обрезки металла. Диковинные футуристические изваяния неоднократно были задействованы в фестивалях живых скульптур. В образе «Альтернативная реальность» была использована железная рука, а в композиции «451 градус по Фаренгейту» — забавная металлическая собачка, которая теперь приставлена охранять вход в кузницу. Все скульптуры – «просто из головы», без предварительных чертежей, планов и рисунков. В будущем, надеется Максим, эта способность творить удивительное, можно сказать, из ничего приведёт его к работе в кино, где он сможет воплотить ещё одну мечту: создавать антураж и костюмы для фантастических фильмов.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фестиваль живых скульптур. Фото из архива Максима Прожеварова

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

А пока в родном Мурманске, почти в центре города, появилась нестандартная достопримечательность: 2,5–метровая гитара работы Максима Прожеварова прибоченилась на улице Ленина, напротив входа в рок-бар. «Памятник рок-н-роллу» — так назвал своё творение неутомимый энтузиаст.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Памятник рок-н-роллу. Фото: КП.ру

— Нравится, — продолжает кузнец, — делать то, во что можно вложить частичку своего времени, жизни, души. Многое, к сожалению, не успевается, но Бог даст – ещё получится.

 

О времени подмечено неслучайно. Максим делает свои клинки подолгу, тщательно. Считает, что здесь важнее не сроки, а настроение. И выбранная технология, разумеется. Оттого бывает, что «долгострой», лежавший год, заканчивается за день. Или – никогда.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

К тому же сам процесс изготовления, а не конечный результат дарит чувство профессиональной гордости, считает мастер, — когда понимаешь, что навыки растут и всё получается. Самым же сложным во всем этом процессе остаётся, по-прежнему, бизнес. Вопросы цен, доходов и выживания; обыденная необходимость продавать необыденные изделия.

 

К счастью, сфера их использования, по мнению Максима, совершенно не ограничена:

 

— Применение таких ножей? Просто в жизни. Сам по себе нож — это сугубо мирный инструмент, остальное зависит от владельца, его понимания, что такое «оружие» не даёт ему власти и безнаказанности, — тогда можно всегда держать нож при себе и «завести» себе столько ножей, сколько душа просит.

Максим Прожеваров: Нож – сугубо мирный инструмент

Фото из архива Максима Прожеварова

 

 



Автор: Светлана Благова, 26 ноября 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Светлана Благова
Закончила факультет журналистики МГУ. Работает в газете "Видновские вести". Мама двоих детей - сына Алексея и дочки Миланы.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Предприниматель Сергей Пятовский: «Я отношусь к семье, как к работе»

Предприниматель из Вельска Сергей Пятовский о том, как семья повлияла на смену приоритетов в работе, о не самых приятных жизненных уроках и о том, чему хотел бы научить своих детей.

Путь к священству. Об отце Святейшего патриарха Кирилла протоиерее Михаиле Гундяеве

Любовь к службе, интерес к церковной жизни – все это пришло к Патриарху Москвоскому и всея Руси из семьи, глава которой был известным в Ленинграде пастырем.

Александр Гезалов: «Я благодарен отцу, хоть и не знаю его имени»

Известный общественный деятель Александр Гезалов о своем долгом пути от детдома до семьи, о счастье быть папой и о благодарности отцу, имени которого он даже не знает.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.