О чем волнуются отцы школьников?


Когда ребёнок идёт в первый класс – в первый класс идёт вся семья. Когда для школьника приближается первое сентября, родители готовятся… Кто к чему: кто к непростому графику жизни, кто к ежедневным сражениям за сделанные уроки, кто к очередным финансовым тратам. «Батя» решил спросить у пап, волнуются ли они за своих детей в преддверие нового учебного года, какие тревоги и опасения у них возникают. Поводов для беспокойства оказалось немало, но хорошо, что многие отцы настроены конструктивно: есть проблема – надо решать.

 

Павел, 31 год, водитель, дочь идёт в 3 класс:

 

Когда дочь пошла в первый класс, было сложно приучить ребёнка выполнять домашние задания, ведь с теми объемами, которые сейчас задают, ребёнок вынужден делать их целый день. И ускорить процесс выполнения никак не получается. Это нас преследует и по сей день, и в этом основная проблема и тревога.

 

Во втором классе у Лины стало садиться зрение. Обращения к врачам показали, что всё в порядке, а зрения вдаль нет. На летних каникулах зрение вернулось, и это несмотря на то, что Лина начала глотать по три книжки в неделю. Она читает и днем, и ночью, пока не уложишь спать. Так что, проблемы со зрением у дочки, скорее всего, не только из-за нагрузки на глаза, но и как реакция на стресс от процесса обучения. Вот и выходит, что в новом учебном году проблема со зрением может повториться.

Фото: Flickr/ woodleywonderworks

Фото: Flickr/ woodleywonderworks

 

Сергей, 35 лет, журналист, дети идут во 2 и 5 класс:

 

Основное опасение перед началом нового учебного года — финансовые затраты, так как, собственно, сентябрь начинается со сдачи денег на родительский комитет, всякие пособия и нужды класса. И так весь год. По-сути, наше образование – даже то, которое заявлено как бюджетное, во многом платное.

 

Сергей, 32 года, начальник управления по работе с корпоративными клиентами, сын идёт в 1 класс:

 

Главное опасение одно — низкий уровень самостоятельности современных детей. Например, мы предполагали, что сын начиная со 2-го класса будет ходить в школу сам — она должна была находиться через дорогу. Но начальную школу в этом году перенесли совсем в другое здание – от нас через две дополнительных дороги, одна из которых — многополосная магистраль с трамвайными путями и без подземного перехода. Если через одну дорогу я со спокойным сердцем вполне мог бы отпустить ребёнка, то через три, да ещё довольно оживленных, уже как-то не очень. И дело не в том, что его некому отвести или забрать, а в том, что ни учителя, ни другие родители не видят в этом проблемы: «Вы собирались его одного отпускать в школу?! Да у нас до 4-ого класса всех приводят и забирают…»

 

А уроки? Я слышу от других родителей, про то, как буйные мамаши списывают друг у друга домашние задания для своих детей. Родители сами превращают обучение детей в профанацию, прикрываясь большой нагрузкой и сложной программой. Пусть ребенок не будет круглым отличником, зато будет что-то уметь сам, но нет… Меня беспокоит, что мой ребёнок попадёт в эту среду, где результаты его сверстников будут оценивать по качеству работы, сделанной их родителями, а его результаты (а это не обсуждается) будут оценивать по его собственным трудам. Конкурировать со взрослыми у первоклассника мало шансов. Есть только надежда, что ему хватит мудрости (забавное слово применительно к первоклашке) понять, почему он работает больше, а оценивается этот труд хуже.

 

Есть и второе опасение, оно связано с новой средой, в которой он окажется. Дети — довольно жестокие существа, и любой промах в любой мелочи может прилипнуть к однокласснику обидным прозвищем или просто сформировать пренебрежительное к нему отношение. Вспоминая, что мы творили со своими одноклассниками, становится страшновато: нам, конечно, было весело, но вот других наши поступки довольно часто травмировали. И я понимаю, что этого вряд ли получится избежать моему сыну, и он так или иначе окажется по одну из сторон, но как его уберечь от попадания к последним — неясно.

 

Вячеслав, 40 лет, программист, дочь идёт в 6 класс:

 

Опасение одно — у ребенка тяжёлый портфель, очень много приходится таскать с собой.

image

Михаил, 52 года, видеоинженер, алтарник, сын идёт в 10 класс:

 

Тревоги и опасения есть всегда. Они разнообразны, и у каждого свои. У меня двое детей. Один окончил девятый класс французской школы, другой выпустился после окончания лицея на Воробьёвых горах. Младший сдал ГИА, предстоит ЕГЭ – всё это порядочная нервотрёпка. Бюджетных мест осталось смешное количество. Оценки, которые даются через эти экзамены, я считаю, необъективные. Как показала практика, министерство образования может ввести в экзаменационные опросники вопросы из программ институтов, а дети готовились, само собой, только по школьным. Потом, машина не может определить и оценить всех оттенков и уголков знаний, которыми владеет данный ученик. Всем известно, что и коррупция не дремлет: приходит, например, абитуриент поступать на филфак МГУ со ста баллами ЕГЭ по русскому, а слово «мама» с пятью ошибками пишет. И таких довольно много.

 

Не первый год волнует среда, в которой оказываются дети, приходя в школу. С младшим сыном мы сменили три учебных заведения. И всегда «не подходил» контингент: ребята вроде бы и хорошие, но сын не умел особенно уживаться с ними. Тут проблема и в нём самом, но и в составе классов тоже. Много иногородних, нерусских, ну и потом, на детей влияет современная информационная среда, которой мы, родители, часто не в силах противостоять.

 

Отдельная тема для ребёнка из верующей, православной семьи – это «встреча» двух мировоззрений. Систематическое преподавание основ православной культуры, как вы знаете, у нас в школах не ведётся. На это отведена только одна четверть одного года. Если же, к примеру, биологию преподает крайне атеистически настроенный человек, то родителям надо прикладывать в два раза большие усилия, чтобы переломить это школьное «воспитание». Или хотя бы что-то ему противопоставить.

 

Олег, 46 лет, фотограф, сын идёт в 4 класс:

 

Не сказал бы, что испытываю какие-либо тревоги, просто понимаю, что есть проблемы, которые были в прошлом учебном году и пока остаются. Ребёнок учится во вторую смену, а школа находится далеко, значит, мне надо выстроить свой рабочий график так, чтобы его отвезти и привезти.

 

Вдобавок с самостоятельным выполнением уроков у сына пока плохо, в первой половине дня уроки не делаются, приходится делать их с нашим участием вечером, после школы. А так как в семье есть еще младший ребёнок, который должен рано пойти спать, то возникают проблемы нашего общего семейного распорядка.

 

Кроме того, помощь мамы, занятия с мамой не воспринимаются сыном всерьез, поэтому приходится обращаться к репетиторам.

 

Фото: Юлия Шатохина, АиФ

Фото: Юлия Шатохина, АиФ

Иван, 31 год, инженер, сын идет в 6 класс:

 

Больше всего озадачивает покупка всего необходимого перед первым классом, как материальные затраты, так и сами поиски. Также пока не решён вопрос, как же не заставлять ребёнка делать уроки из-под палки, есть проблема его ответственности за свою учебу и желания, вернее, нежелания учиться.

 

Священник Анатолий, 51 год, дочь и сын идут во 2 класс:

 

И страхи, и опасения, и стресс, и понимание беспомощности и безнадежности вызывает сама школа, точнее, школьная программа. Мы с супругой закончили советскую школу. В нашем понимании школа должна обучать детей самостоятельно. Тогда к третьему-четвертому классу все ученики выравнивались по усвоению школьной программы. За первый класс наших детей мы поняли несколько вещей: обучение в школе не гарантирует получения образования и знаний.

 

На сегодня к первому классу ребенок должен уметь писать, читать и считать. По окончании первого класса сын читать стал чуть лучше, чем до школы, но всё равно очень плохо. Считать стали оба хуже, чем до школы. Не научив их читать по-русски, обучают английскому. Задали чтение на лето, а научить нормально читать не сумели. И мы не сумели, опираясь на эту программу! А впереди таблица умножения, без обучения счету! Их обучают, а они не усваивают. Это стресс для детей и нервы для родителей.

 

Три вероятные причины: плохие дети, плохие учителя, плохая программа. Дети неглупые, учителя достойные, заслуженно уважаемые. Значит, программа? Мы были вынуждены, обратите внимание, для первоклассника, нанимать репетитора! И мы далеко не единственные.

 

Еще беспокоит то, с какими плодами воспитания одношкольников в их семьях мы сталкиваемся. Среди ценностей, идеалов, целей, которые несут ребята, а точнее их родители, я бы выделил успешность в современном понимании, то есть любой ценой. Таково современное духовное состояние, состояния оскудевания любви и человечности. Надеюсь, что только с помощью Господа получится-таки поучаствовать в воспитании детей как человеков.

 

Руслан, 41 год, начальник коммерческого отдела, дочь пойдёт в 1 класс, сын — в 6 класс:

 

За дочь перед началом школы опасения, наверное, такие же, как и у всех родителей: как справится с нагрузкой, как сложатся отношения с первым учителем. Помимо этого, беспокоит материальная сторона вопроса.

 

Что касается сына, то помимо всё увеличивающейся нагрузки, беспокоит возможное навязывание ребенку «правильного» восприятия окружающей действительности со стороны школы. Я бы отнёс сюда переписывание истории в учебниках, насаждение православия, риторику милитаризации и поиска внешних и внутренних врагов.

 

Дмитрий, 48 лет, фотограф, сын идет в 11 класс, дочь — в 1 класс:

 

Страхов нет. Никаких. Есть обыкновенная жизнь, обыкновенные вопросы и проблемы, которые решаются по мере их поступления.

 

Многие боятся, что ребёнка придется заставлять делать уроки. Подвигнуть ребенка к учебе — это задача. Задача! А не вопрос страха. Если родитель считает школу прессингом и стрессом, то пишет заявление и переводит ребенка на домашнее обучение — и проблема решена. Правда, появляется куча других.

 

Фото: news info.ru

Фото: newsinfo.ru

 

Павел, 47 лет, алтарник, дочь идёт в 7 класс:

 

Проблема и тревога заключается в том, что дочь, как и многие современные подростки, не чувствует необходимости учиться, ее не интересует учеба, как и многое не интересует. А что интересует? Уткнуться в телефон, она увлекается анимэ, поэтому постоянно — соответствующие мультфильмы и игры.

 

Роман, 44 года, программист, дочь идёт в 6 класс, сын — в 1 класс:

 

Главные мои опасения касаются сына-первоклассника: как ребёнок проявит себя в учебе, будет ли ему интересно, будет ли контакт с учителем. Боюсь, что обстановка в классе может быть накалённой.

 

Дело в том, что одна из немногих достойных школ в округе – это гимназия, куда стремятся отдать своих детей многие родители, и мы в том числе. В этом году в гимназию должны пойти более 140 первоклассников (результат того, что родители специально прописали детей в те дома, которые относятся к этой школе). Это значит, будет 4 класса по 35-37 человек в каждом. Вполне возможно, в конце учебного года произойдёт отсев тех, кто не справляется с программой, чтобы уменьшить число учеников в классе. Но не отсев страшит, а сам факт обучения в таком огромном классе, в условиях жёсткой конкуренции – ясно, что это будет нелегко. И здесь даже не дети представляют проблему, а родители – среди детей конкуренция вряд ли будет осознаваться. Если некоторые идут на подлог прописки, то можно ожидать и других фокусов.

 

Второе опасение – это учителя. По отзывам от других родителей есть понимание, к кому хотелось бы попасть, а к кому – точно нет. К кому в итоге попадём, пока неизвестно.

 

Волнуют проблемы нагрузок и графика. Старший ребенок, дочь, иногда делала уроки ближе к полуночи — из-за того, что правильно не могла распределить время дня. Здесь и загруженность дополнительными занятиями: музыка, английский, каратэ, бассейн, и деление уроков и занятий на любимые и категорически не любимые. Ребёнок ещё не научился жить по распорядку дня, не отвлекаться на пустяки, часто делает что-то необязательное вместо обязательного.

 

Как всё будет с младшим, пока приходится гадать. Так сложилось, что подготовка к школе у него лучше, чем у старшей – с ней меньше занимались перед первым классом. (Теперь просто появился опыт, знаем, на что обратить внимание, как готовить). Сын легко схватывает новое, если увлечётся учёбой, то, скорее всего, учиться будет хорошо. Но если вдруг что-то не получается, его очень тяжело бывает сдвинуть с места.

 

Ко всему этому добавляется ещё и вторая смена у второклассников, что влечёт массу неудобств и для детей, и для родителей.

 

Наконец, 1 сентября, как известно, самый дорогой праздник страны. Сейчас, конечно, не советские времена дефицита, но ажиотаж в магазинах всё равно есть, цены высокие. Что можно, купили заранее, но не всё.

Фото: hornews.com

Фото: hornews.com

Акоп, 42 года, инженер, дочь пойдёт в 4 класс, сын – в 1-ый:

 

Тревоги наши касаются разных сторон. Во-первых, это успеваемость ребенка. Понимаем, что дети разные, подходы к детям разные и как следствие их успеваемость тоже разная. Поэтому очень серьезно подошли с выбором школы, а главное, учителя. Но понимаем, что от нас требуется помощь и поддержка, главные составляющие не только учебного процесса!

 

Современные реалии диктует свои правила, и дети нашего времени перегружены — это факт! С первым ребенком мы попались на удочку прогресса, много всего перепробовали, много чем с ребенком занимались и водили. Но со временем почувствовали все минусы раннего развития. Со вторым на первый план вышли совсем другие ценности: здоровье и режим.

 

Отношения со сверстниками — это отдельная тема. Но мне кажется, слона из мухи частенько делает именно взрослый. Ребенку порой достаточно того, чтобы его выслушали. Они ссорятся, мирятся, быстро прощают и забывают, в общем, живут по принципу — «будьте как дети».

 

Еще одна опасность сегодняшней школы – это повсеместные гаджеты. Но я надеюсь, что иммунитет, заложенный дома, должен сработать рано или поздно. По крайней мере, дома открыто обсуждается вред компьютера, электронных игр. Дети знают, чем может обернуться та или иная зависимость.

 

Но в целом, я бы не сказал, что мне как отцу очень беспокойно перед школой. Наверное, с первым ребенком появился опыт, поэтому сейчас не так страшно. Тревоги приходят, уходят, стараемся решать проблемы по мере их поступления.

 



Автор: Дарья Денисова, 25 августа 2016 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

«Папа, кто такой Ленин?», или как говорить с ребенком о войне и политике

До вчерашнего дня мой сын хотел быть пограничником. У него есть форма, два меча и четыре пистолета. Он знает слова российского гимна и может нарисовать флаг России на танке или корабле.

В гостях у сказки. Робин Гуд: правда и ложь и о «благородном разбойники»

Давайте попробуем задуматься, насколько благороден этот разбойник и какую «помощь» на самом деле он оказывает крестьянам.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.