Портрет отца: Юрий Пущаев, журналист, отец троих детей

Быстрыми штрихами изображает лицо человека художник на морской набережной или на пешеходной городской улочке, но привычные его руки, опытный глаз схватывают что-то такое важное, глубокое, скрытое в человеке. Вот и мы решили рисовать портреты отцов. А пока работает художник, поговорим с нашими героями об их отцах и собственном отцовстве, о детстве и детях. И в разговоре этом, может быть, проявятся очень личные, особенные для каждого переживания. А в целом эти портреты, мы надеемся, позволят нам лучше узнать мужчин современной России в контексте прошлого и будущего.

 

Родился в 1970 году городе Фрунзе (Бишкек). Окончил философский и филологический факультеты МГУ. Кандидат философских наук, преподаватель философии, журналист, сотрудничает с журналами «Фома» и «Вопросы философии», сотудрник общества слепоглухих «Эльвира». Живет в городе Железнодорожный, Московская область. Женат. Трое детей: Маша (2005 г.р.), Варя (2008 г.р.), Дуня (2011 г.р.).

Юрий Пущаев, журналист, отец троих детей

Юрий Пущаев, журналист, отец троих детей

О счастливом детстве и необщительном веселом папе

 

Мой отец был инженером. За что я своему отцу сильно благодарен – за то, что в детстве он очень много со мной возился. В выходные мы ходили на шашлыки, купаться, и вообще много времени проводили вместе. Это было очень близкое общение и очень доверительные отношения. Не в том плане, что я ему все рассказывал, а он меня чему-то учил, а в том плане, что я понимал: мои интересы – это его интересы, я ему всегда интересен, и все, что может, он для меня сделает.

 

Когда, повзрослев, узнал, что он считается необщительным, я очень сильно удивился. Я этой его замкнутости почему-то совсем не ощущал… Думаю, что беззаботный смех, который у меня бывает в общении с моими детьми, передался мне от отца, потому что я хорошо помню моменты нашего общего веселья, когда ему смешно и мне смешно.

 

В 18 лет я поступил в МГУ и за три тысячи километров уехал из родного дома. Я ощущал себя уже на пороге новой жизни… А дома – ну, родители и родители… Только потом, с возрастом я стал понимать, что мне с ними повезло и какую-то осознанную благодарность испытал лишь тогда. Я реально понимаю, что у меня было счастливое детство. Я знаю, что многие дети попадают в травматические ситуации по вине взрослых, но я не могу сказать, что у меня такое было. Ко мне родители всегда относились бережно, может, наоборот уж слишком меня опекали, поэтому я не очень умею по дому всё делать. Я думаю, что они слишком любили и на себя всё брали. Может, потому что я был один в семье. Но, на самом деле, я всегда много работал. Учился хорошо, читал много, спортом занимался. То есть, я не был бездельником и лентяем.

 

О мире в семье и забитых гвоздях

 

Что-то делать по дому минимальное я стал учиться в семье. Могу розетку обратно закрепить, если она выпала, например. И буквально революция недавно произошла, я сделал полочку для шкафа. Раньше себе такое представить было невозможно, и я еще городился своей тонкостью натуры! Гордиться тут нечем. Это может быть умилительно первое время, а потом реально начинает раздражать близких… Если ты хочешьмира в семье, учись забивать гвозди.

 

Действительно, это может быть человеку не дано. Присутствует некая врожденная косорукость. Другое дело, что косорукость всегда можно довести до минимально приемлемого уровня и не говорить в самоупоении, что проза жизни тебя не интересует. Семья – это такая школа работы над собой на самом деле.

 

Жена не работает, в основном детьми занимается. Старшая Маша уже учится в школе, помимо этого ходит в музыкальную школу. Средняя Варя ходит туда же на хор, и в бассейн ходят обе. И еще с этой осени, может быть, пойдут в художественную школу, если у жены сил хватит туда их водить. Плюс много времени и сил нужно на терапию с младшей дочерью Дуней, у которой аутическое расстройство. У жены уходит практически каждый день по 2-3 часа, как минимум, на занятия и на подготовку к ним. Все детские занятия на ней, как и вообще ее была инициатива, чтобы они всем этим занимались, так что она у меня большой молодец.

 

Поэтому я в последнее время начал готовить. Мне и самому интересно, голова отдыхает. Например, недавно сварил очень вкусный суп по рецепту отца Владимира Вигилянского, увидел в Фейсбуке. Фасолевый супчик такой — вперемешку фасоль, грибы, квашеная капуста в равных пропорциях. Очень крутой рецепт. Рыбу жарю. На Масленицу даже блины испек, сначала, конечно, все было по пословице – комом, а потом – приноровился.

 

О тишине и мороженом

 

Когда первая дочка родилась, я волновался естественно. Но потом быстро привык, что ребенок есть, и вошел в новый ритм. Быть родителем не так уж сложно, на самом деле. Когда ребенок появляется в семье, то под него подстраивается быт, а в чем-то ты не можешь подстроиться. Скажем, мы любили с женой поспать, и ребенка приучили к тому, что если она просыпалась раньше 9 утра, часто лежала просто у себя в кроватке, играла, со своими игрушками возилась.

 

Когда родилась вторая дочь, я пришел в роддом, жена говорит: «Пойдем, я тебе покажу, она такая хорошенькая-хорошенькая». Ей пять дней было. Я захожу, там лежит какой-то паучок такой сморщенный, бессмысленно двигает ногами и руками, и я думаю: «Боже, что тут хорошего…» Это было первое ощущение, а в реальности очень красивая девочка, очень. Про моих дочерей говорят, что они все такие симпатичные славяночки…

 

Реальный перелом произошел, когда третий ребенок родился – действительно больше загрузки, меньше денег и жена уже не может работать.

 

Если, допустим, дома остается один ребенок, то ощущение, что вообще детей дома нету, вот насколько один ребенок в доме от троих отличается. Трое — постоянно крики, шум, драки, ужасно устаешь от этого постоянного гвалта. А когда один ребенок остается, то тишина, мир и спокойствие. То есть один ребенок – считай, нет ребенка. Но и к гвалту привыкаешь, а потом, всегда гаркнуть можно, чтобы хоть на время стало потише.

 

А вообще мне жена сказала, что единственный момент, когда в доме тихо, это когда дети все вместе едят мороженое.

 

Немного об аутизме

 

Они Дуню любят. Маша, как нянька хорошая, возится с ней на площадке, гуляет, занимает ее, и даже позавчера подошла, говорит: «Давай я теперь буду сама Дуню мыть, кормить». Сестры не понимают, что Дуня особенная, для них она просто маленький ребенок. Поведение-то у нее нормальное, она просто не говорит, не скандалит, не кричит, тихий ребенок. Она ходит в обычный детский сад, где просто ведет себя вот так тихо. Общается она посредством картинок. Что-то она хочет, приносит картинку: «мультик», или там «банан», или «виноград».

 

Девочки ей: «ой, Дуня, ой, Дуня». Пока у них вопросов не возникает. Наверное, возникнут в будущем, если ситуация не будет меняться. Говорят, что нам повезло, что у нее старшие сестры есть, что у нас не один ребенок в семье. Когда ребенок с аутизмом один в семье — другая ситуация, а когда есть сестры, которые тормошат, она элементарно смотрит за ними и делает то же самое.

 

О ссорах, непослушании и панибратстве

 

Старшие девочки ссорятся постоянно. И все из-за каких-то мелочей. «Это моя игрушка». – «Нет, это моя игрушка». – «Это мне папа подарил!» — «Нет, это мне папа подарил!» То есть, полный бред. Но с другой стороны, я так с иронией думаю, что это на самом деле очень похоже на ссоры взрослых, если отстраниться от взрослой жизни и посмотреть, ради чего люди скандалят друг с другом, тоже полная ерунда, мне кажется. Я думаю, без детских ссор братьев и сестер не бывает, и все равно Маша с Варей потом играют вдвоем и друг без друга им скучно. Поэтому это не трагично. Не так, как у взрослых – разругались из-за квартиры и потом не общаются всю жизнь…

 

Как решать споры? Пытаться все-таки поговорить, что произошло, в чем причина, и сделать выводы. Обязательно нужно детям запрещать ябедничать друг на друга, не приветствовать «а вот она это сделала», «а вот она это». Если нет сил разбираться или видишь, что в этом клубке не разберешься, проще сам предмет спора удалить, они тут же успокаиваются.

 

Я понял, что надо быть справедливым, чтобы не было в семье любимчиков, потому что ребенка это может травмировать с самого начала, с рождения. Если ты явно кого-то фаворитом делаешь, то, конечно, другой ребенок обязательно будет ощущать некую несправедливость.

 

Не надо рукоприкладствовать, максимум – шлепок по попе. А детское непослушание разрешается не криками даже, а запретом на какие-нибудь занятия, которые ребенку нравятся. Мои дети любят со мной на работу ездить. И вот я как-то хотел взять старшую в редакцию, а она не захотела в бассейне волосы сушить, хотела с мокрыми на улицу идти. Мы ей с женой спокойно и твердо, без истерик сказали, что в таком случае на работу с собой я ее не беру. И она потом три дня как шелковая ходила.

 

Иногда себя осуждаешь за излишнюю строгость. На ребенка накричишь, или еще там что-то… От усталости, потому что работы много, просто не хватает сил на то, чтобы разобраться в ситуации более-менее спокойно – и иногда срываешься. Это, конечно, минус. Но за что я уважаю своих родителей, они часто извинялись передо мной, если погорячились. «Извини» от родителей я слышал не раз, и не два, и не три. Это правильно, мне кажется. И самому легче, и дети поймут, что ничего страшного, и забудут, даже если ты сорвался. Так что в этом я беру с них пример.

 

Но в то же время должен быть какой-то барьер, что родители – это не друзья. Должна быть иерархичность в семье. Дети иногда вдруг спросят: «Где Катя?» Я сразу: «Какая Катя? Что значит Катя? Подружка ваша что ли? Катя — ваша мама». Или когда они начинают в шутках уже перебарщивать, я их всегда одергиваю, чтобы не было такого панибратства. Это вредно для самого ребенка. Говорю: «Перестаньте уже, не надо так шутить… Что я тебе, друг твой что ли, твой товарищ по детскому садику?»

 

О гаджетах, самоваре и вещах, которые может сделать только папа

 

Я не каноничный отец, работать приходится много – три работы, но стараюсь с детьми проводить время.

 

Книжки читаем, но не часто. Я борюсь со старшей дочерью, чтобы заставить ее читать. Ну, вот недавно, например, она мне заявила, мол, «ненавижу эти книги». Я пока не знаю, что с этим делать. Надо думать, чтобы действительно не выработать у нее нелюбовь к чтению своей приставучестью.

 

Может, я во многом по инерции сторонник чтения?.. Сам очень много читал в детстве – у меня мама заведующая библиотекой была детской, и я пасся там. Но чтение нужно, чтобы у ребенка расширялся кругозор, чтобы его мышление развивалось. Ведь ребенок, который смотрит мультики, и ребенок, который читает книжки, попроси их рассказать, что они испытали, я думаю, тот, кто больше читает, выскажется грамотнее, логичнее и более развернуто, интересно.

 

Я сказал своим детям, что никаких ни смартфонов, ни планшетов они вообще не увидят. У меня самого нет, и у них не будет. Потому что я считаю, что это реально очень вредная штука, из-за гаджетов дети даже общаться не умеют. А чтобы позвонить, есть обычный, кнопочный. Я не рычу, не ругаюсь, когда это говорю, просто категоричная позиция, что гаджетов у нас в семье не будет.

 

Кино смотрим. Я их к советской классике приучал. «Белое солнце пустыни», «Иван Васильевич меняет профессию»…

 

Пытаюсь детям рассказывать что-то интересное. Кто такой был Наполеон, например. Или о планетах. Когда сам интересуешься той же астрономией, и детям стараешься это передать… Они все знают. Маша знала, когда еще в школу не ходила.

 

Стараюсь детей каждое воскресенье в храм водить… Ну вообще, если в церковь идти, то с детьми. Они ходят у нас в воскресную школу при нашем Преображенском храме, очень им нравится. Там и танцы, и аппликации какие-то делают, и праздники с шашлыками. У них живая там среда общения.

 

Жена Катя мечтала, чтобы ей на день рождения подарили настоящий самовар, не электрический. Я подарил. Иногда мы выходим во двор, растапливаем его, чай пьем, девочкам очень нравится. Мы давно этого не делали, тема себя потихоньку исчерпывает. Мы чаще шашлыки жарим. Тоже рядом с домом.

 

В футбол с ними играем. Ну, они правда девочки… В баскетбол они не могут играть, а я просто не знаю, во что еще… Вот и приходится в футбол…

 

Есть вещи, которые только отец может сделать. Например, недавно мы купались, вот я их швырял в воду по очереди, всем весело. Только я могу их воду кинуть, потому что я сильный. В общем, детям нужен отец!

 

О дурашливости

 

Я люблю с ними шутить. Им тоже нравится дурачиться. Совершенно детские шутки. Выстрою их, говорю им: «Ну?» Они хором отвечают мне: «Баранки гну!» Или любимые фразы из любимых фильмов специально стараюсь повторять, потому что знаю, что у них в голове это отпечатается, и им будут смешно, когда они взрослые потом будут вспоминать.

 

Например, я периодически подхожу, глажу их по голове и говорю: «Славного отца птенцы». Это цитата из Теофраста «Характеры. Льстец». Льстец как там описывается? Когда он приходит в семью, то садится к детям на корточки так, чтобы видел их отец, гладит их по голове и говорит: «Славного отца птенцы». Дети это не особенно понимают, потому что они маленькие, но потом в голове нверняка останется. Или там, какие-то присказки постоянно стараюсь воспроизводить. Они говорят: «Купи нам, папа…». А я отвечаю: «Ага, и два ковша борщу еще, да?» Это цитата из сериала «Ликвидация».

 

Очень важно, чтобы самому было интересно. Игры с детьми не должны быть натужными. Если это натужно, то лучше не надо. Если тебе интересно, то эффект получается настоящим. Полезное с приятным совмещаешь.

 

Главное, мне кажется, что дети ценят слегка дурашливый настрой взрослого. Если он готов с ними дурачиться, то получает благодарный отклик, и все это полезно для атмосферы в семье, и жизнь скрашивает.

 

Вы, кстати, тоже этот текст как-то сделайте так, чтобы посмешнее было читать…

 

 

Подготовила Анна Ионычева.

Художник: Галина Веденичева.

 

Читайте также:

banner_trocenkoportret_voronin_banner

 



Автор: Редакция, 4 августа 2015 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

АВТОР
Редакция
Журнал «Батя» - место, где можно делиться опытом, обсуждать, советоваться, как сделать наших детей чуточку счастливее, как научить их добру и вере, как нам самим быть настоящими папами, отцами, батями…
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мирослав Бакулин. Зубной рай

Все казалось ему, что отец наклонится, подмигнет хитро и станет, крутясь, как мокрая собака стряхивает с себя воду, сбрасывать с себя и слежалый ватник, и дырявую майку, и дряблую кожу, и поднимется снова, улыбающийся, белобрысый, и снова станет детство.

Владимир Лучанинов. Научить ребенка верить – как?

Главный редактор православного издательства «Никея» Владимир Лучанинов о детях в храме, о православном воспитании и своих пяти дочках.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.