Школьная травля — детская и… взрослая

Школьная травля вечна. Она случается в любой стране, в любое время. И родители всегда оказываются беспомощны перед ней. И единственный совет, который они могут дать ребенку – это «дай сдачи». Или «надо уметь постоять за себя». Совет не всегда выполнимый. Что же делать?

 

Слово за слово

 

Школьная травля – это не проблема ребенка, который не умеет «постоять за себя». Разумеется, дети всегда проверяют границы: что можно с тобой сделать, что нельзя. Дети изучают реакцию других детей на провокацию, ищут кнопки, на которые можно нажимать, чтобы вызвать эмоциональную реакцию – и тот, кто реагирует эмоционально, может легко стать жертвой травли. Поэтому – конечно, всякого ребенка надо учить распознавать манипуляцию, не поддаваться на провокации, парировать, снимать напряжение шуткой…

 

В нашем детстве у каждого, кто прошел через детский сад, было кажется, с бессловесного возраста воспитано умение на слово отвечать словом – и за словом в карман не лезть.

 

На первых порах детские приставания и назойливые дразнилки снимаются именно так: учим ребенка не реагировать, не лезть в драку по ничтожным поводам, никому не показывать, «где у него кнопка», не предъявлять миру свои уязвимые места. Что-то пропускать мимо ушей, где-то отшучиваться, где-то – ставить обидчика в смешное положение – словами, все словами! На этом этапе переходить к бою и «давать сдачи» – затея дурная: ты и кнопку свою демонстрируешь всему миру (и жать на нее будут при каждом удобном случае) – и виноватым всегда оказывается тот, кто первым пошел в рукопашную. Здесь правильное родительское поведение – не подстрекать к драке, а научить быстро и весело парировать. Ситуации обычно типовые, и помогают самые простенькие домашние заготовки.

Фото: www.education.com

Фото: www.education.com

И шапка, и папка

 

Словами, к сожалению, далеко не всегда все ограничивается. Следующий этап травли – атака на вещи: отнять шапку, изрисовать или выбросить тетрадку, поиграть в футбол рюкзаком жертвы – это уже не смешно. Это уже материальные убытки для семьи – и тяжелое испытание для ребенка.

 

И ребенку очень трудно выбрать здесь правильную позицию. Ее здесь, в общем, и нет. Бросаешься в бой за свои вещи – проигрываешь: показал, где у тебя кнопка. Не защищаешь их – проигрываешь: можно повторять до бесконечности.

 

Дети обычно не рассказывают родителям о том, что происходит. Жаловаться взрослым – социально не одобряемое поведение. Если в нашем детстве еще могли дразниться «ябедой-корябедой» – то теперь уже сразу припечатают «стукачом». О разнице между «стукачеством», «доносом», «ябедничеством» и поиском помощи в ситуации, где ты действительно не справляешься, с ребенком надо разговаривать: это не такие уж простые концепции даже для взрослого.

 

Понять, что происходит что-то не то, можно по тому, что ребенок часто теряет вещи или приносит их испачканными и измятыми. Типичная родительская ошибка – ругать его за неаккуратность. Получив такой выговор, ребенок замкнется и точно уже ничего не расскажет. Гораздо лучше – когда ребенок может спокойно рассказать родителям, что с ним происходит, не опасаясь выволочки. Тогда ему и помочь уже можно, и школу можно привлечь. А привлекать ее надо уже сейчас – не дожидаясь, когда обидчики перейдут от порчи вещей к физическим воздействиям.

 

Не тронь

 

Третий этап травли – это побои. Дальше уже совсем мрак: не просто физическое воздействие, но воздействие унизительное: снять штаны, макнуть головой в унитаз, принудить к половому контакту или его имитации – иногда все это еще снимается на видео и выкладывается в интернет. Чем раньше родители поймут, что происходит с ребенком, чем раньше вмешаются – тем легче ему помочь, тем менее разрушительны последствия.

 

Именно поэтому с ребенком надо разговаривать. Не судить, не ставить ему оценки за поведение – а просто понимать, чем он живет, что происходит в его жизни. Очень важно, чтобы ребенок доверял родным и понимал, что они не все испортят своим вмешательством, а помогут. Психологи советуют предупреждать ребенка о том, что вы идете в школу говорить о его проблемах – чтобы это не стало для него неприятным сюрпризом постфактум.

 

Если этот рубеж уже пройден, если ребенок подвергается побоям и унижениям – ему обязательно нужно найти профессиональную помощь.

Фото: www.klikk.no

Фото: www.klikk.no

Как отличить обычные детские драки от травли?

 

В ситуации травли жертва, которая подвергается насилию, по каким-то причинам не в состоянии защитить себя и ответить. Причины эти бывают самые разные: иногда ребенок слабее физически. Иногда боится. Иногда просто не может причинить другому человеку боль, бывает и такое. Иногда в этой ситуации оказываются даже профессиональные спортсмены-единоборцы, которым кодекс чести не велит применять боевое искусство против непрофессионалов.

 

В таких случаях, пожалуй, с ребенком имеет смысл обсуждать следующие темы:

 

— никто не имеет права тебя касаться без твоего разрешения;

 

— никто не имеет права причинить тебе боль;

 

— ты имеешь право себя защищать;

 

— если на тебя нападают, предупреди: ты делаешь мне больно (раз), ты делаешь мне больно, перестань (два), перестань, или я тебя ударю (три) – за исключением случаев угрозы непоправимого вреда здоровью или жизни;

 

— если ребенку по-прежнему кажется, что ударить он не может, стоит обсудить ненасильственные меры обороны (уйти в безопасное место, привлечь общее внимание к происходящему, обездвижить обидчика и удерживать и т. п.);

 

— не стоит превышать меру самообороны и причинять противнику серьезный вред.

 

Если силы неравны, и ребенок оказывается один против нескольких человек – здесь обязательно должны вмешаться взрослые. Ребенка нельзя оставлять наедине с проблемой, которую он не может решить.

Фото: www.viral-vidz.info

Фото: www.viral-vidz.info

А если это учитель?

 

К сожалению, как правило, единоличными усилиями решить проблему не удается. Для того, чтобы решить проблему, требуются усилия учителей. Многочисленные исследования* показывают, что уровень травли в школе тем ниже, чем выше готовность учителей вмешиваться в школьные конфликты и не допускать травли. Другие исследования** показывают, что уровень травли выше в тех школах, где значительная часть учеников не обладает серьезными внутренними ресурсами и не чувствует себя в безопасности (под внутренними ресурсами обычно понимают уверенность в себе, целостность личности и хорошее самочувствие – независимо от общества).

 

Учитель может и сам стать инициатором травли. Обычно это происходит в тех случаях, когда он не может справиться с ситуацией в классе при помощи традиционных дисциплинарных мер. Американский психиатр Стюарт Твемлоу, руководитель проекта «Мирные школы и районы» в клинике Меннингер (Хьюстон, штат Техас) исследовал феномен учительской травли (под травлей понимается использование власти для того, чтобы наказывать ученика, манипулировать им, унижать его, выходя за рамки обычного процесса установления дисциплины в классе). Он пришел к выводу, что травлей как методом управления классом часто пользуются учителя, которые сами подвергались травле в детстве. Как пишет соавтор Твемлоу Питер Фонаджи, «если ваш детский опыт заставляет вас ожидать, что люди не понимают слов, а реагируют только на силу, вы рискуете воссоздать эту ситуацию у себя в классе». Кроме того, так вести себя могут учителя, измотанные другими проблемами – поведением собственных детей, разводом, тяжелой болезнью родственника – и в классе просто спускают напряжение.

 

Твемлоу выделяет две категории учителей: «садистов» (это те, кто получает удовольствие от унижения ученика; их сравнительно мало) и «обидчиков-жертв». Обидчики-жертвы – это обычно учителя пассивные, позволяющие классу выходить из-под контроля, реагирующие на это яростью и оскорблениями. Такие учителя не умеют устанавливать границы допустимого в классе и часто жалуются директору, потому что предпочитают, чтобы их проблемы решали другие. Первая категория просто профнепригодна – они не должны работать в школе. А вторым может помочь повышение квалификации по теме «как поддерживать дисциплину в классе».

 

Как понять, что ребенка травит учитель?

 

Дети, особенно младшие, могут считать, что такое отношение взрослых к ребенку – в порядке вещей. Тогда они не жалуются родителям. Жаловаться они могут совсем на другое: на головную боль и боль в животе, на тошноту и рвоту, на ночные кошмары. Такие дети могут устраивать истерики перед выходом в школу или вовсе отказываться выходить из дома. Интерес к учебе у них совсем падает. Родители могут заметить изменения в их поведении и колебания настроения. Особенно нужно обратить внимание на самоуничижительные замечания («я тупой», «у меня ничего никогда не выйдет»), жалобы на то, что учитель его не любит, цепляется к нему, кричит, грубит в классе. Чем дети младше – тем меньше они жалуются на учителя и тем больше – на плохое самочувствие: это может быть связано с тем, что они еще не умеют толком выразить словами, что их беспокоит.

Фото: www.irishmirror.ie/

Фото: www.irishmirror.ie

Что делать?

 

Клинический социальный работник Кейтлин Кароузен из штата Нью Джерси советует:

 

Во-первых, надо научиться говорить с ребенком откровенно и не считать, что он преувеличивает и придумывает все, потому что ленится учиться. Нужно создать дома атмосферу, в которой возможен открытый разговор, чтобы ребенок чувствовал себя уверенно. Можно предложить рассказывать каждый день о лучшем, что было, и худшем. Можно делиться с ребенком тем, как у вас прошел день.

 

Важно научить ребенка узнавать, что такое травля – если он понимает, что это ненормально, он скорее расскажет родителям, что в школе происходит что-то плохое.

 

Очень важно – контролировать свои собственные эмоции. Скорее всего, понимание, что ребенка травят, вызовет у родителя негодование, ярость и жажду крови. Но эмоциональная вспышка родителя может стать для ребенка тяжелым стрессом и заставит его еще больше замкнуться.

 

Когда вы справились с собственным всплеском эмоций, можно поделиться с ребенком своей озабоченностью: не мучить расспросами, а рассказать ему, что вы наблюдаете. Например, «я вижу, что несколько дней подряд отказываешься идти в школу и говоришь мне, что у тебя болит живот. У тебя в школе что-то происходит?». Или: «Каждое воскресенье я вижу, что ты плачешь. Это потому, что ты не хочешь в школу?».

 

Если ребенка травят, он не очень хочет об этом говорить: ему стыдно. Нужно сказать ему, что это нормально. Можно сказать: «Когда мы попадаем в неудобную ситуацию, нам часто не хочется об этом говорить» или «Иногда дети не хотят ходить в школу потому, что их там травят. Если с тобой или с кем-то из твоих друзей это происходит, мне бы хотелось об этом знать».

Фото: www.empoweringparents.com

Фото: www.empoweringparents.com

Ребенку обязательно нужна помощь – особенно если он отказывается обсуждать ситуацию. В этом случае ему нужен квалифицированный психолог.

 

Говорим с учителем

 

Когда вы идете разговаривать с учителем – не начинайте с обвинений: может быть, ребенок неправильно интерпретировал слова или поведение учителя. Постарайтесь точно понять, что именно произошло. Лучше начать с вежливых вопросов вроде «Мой ребенок говорит, что вы его не любите. Как вы считаете, что на это повлияло?». Дайте учителю возможность объяснить свою позицию. Возможно, у ребенка есть какие-то проблемы с дисциплиной; это не оправдывает травли, но проливает свет на ситуацию. Попросите у учителя совета – как решить эту проблему.

 

Объясните учителю, какие дисциплинарные меры с вашим ребенком работают, а какие нет. Например, «мой ребенок гораздо лучше понимает, когда ему объясняют, что он неправ, один на один, а не перед всем классом».

 

Если действия учителя совершенно неприемлемы (например, публичное унижение или рукоприкладство), обязательно нужно обращаться к администрации. Сообщите об этом учителю. Можно сразу обратиться к директору с письменным заявлением и сослаться на нормы закона.

 

В России это Закон об образовании:

 

— ст. 34, п. 1, пп. 9 – гарантия уважения человеческого достоинства обучающихся, недопущение физического и психического насилия, оскорбления личности, гарантия охраны жизни и здоровья;

 

— ст. 41, п. 8 – гарантия безопасности обучающихся в школе;

 

— ст. 28, п. 6 и 7 – требование безопасности обучающихся и соблюдения их прав, констатация ответственности школы за выполнение этих требований.

 

Делайте записи о состоявшемся разговоре, храните копии всех обращений в администрацию – и письменных, и электронных. Обязательно датируйте записи разговоров и заявления, фиксируйте как можно больше деталей. Воздержитесь от оценок и интерпретаций, ограничьтесь фактами.

 

Включайте прямые цитаты из речи вашего ребенка, свидетельства других людей, свои наблюдения (например, «дома ребенок рыдает перед выходом в школу, кричит, что «ненавидит себя» и что «ни за что не пойдет в эту школу»; если ребенок не рассказывает о травле, опишите, что вы наблюдаете).

 

Имеет смысл поговорить с другими родителями и узнать, что говорят их дети и что думают они сами. Эти разговоры тоже стоит записывать: многочисленные жалобы – это более серьезно, чем единичные.

Фото: www.noodle.com

Фото: www.noodle.com

Ребенку в это трудное время особенно нужна родительская поддержка. Специалисты советуют:

 

— родителям разыграть с ребенком по ролям хорошие уверенные ответы на словесные нападки (можно даже записать, что надо ответить учителю);

 

— помочь ребенку найти способы успокоиться (рисовать, глубоко дышать, считать, вспоминать что-то хорошее);

 

— научить ребенка говорить о себе хорошее (не «я дура», а «я с этим справлюсь», например);

 

— объяснить ребенку, какое отношение к нему приемлемо, а какое нет, и как реагировать на неприемлемое;

 

— научить ребенка «я-сообщениям» в общении с учителем («мне не нравится, когда меня обзывают перед всем классом, даже если это просто шутка», «для меня это унизительно, и мне кажется, что это неправильно»).

 

Можно письменно потребовать от школы, чтобы в дело вмешался школьный психолог. Нужно выяснить, какие меры будут приняты и когда можно ожидать улучшения ситуации.

 

Если школьное руководство не реагирует, можно обращаться в вышестоящие органы управления образованием.

 

Далеко не всегда родители готовы бороться: как бы не стало хуже ребенку. Оцените ситуацию здраво: есть ли за что держаться в этом классе, у этого учителя, в этой школе? В некоторых случаях перевод в другую школу, другую группу, к другому учителю оказывается оптимальным решением.

 

Примечания:

*например, исследование Espelage, Polanin и Low, опубликованное в 2014 году в журнале School Psychology Quarterly.

**например, опубликованная в 2015 году в журнале Social Science&Medicine работа Gower, McMorris и Eisenberg.

 

 



Автор: Ирина Лукьянова, 4 апреля 2016 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ирина Лукьянова
Писатель, журналист, педагог. Мама двоих детей.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
«Папа, кто такой Ленин?», или как говорить с ребенком о войне и политике

До вчерашнего дня мой сын хотел быть пограничником. У него есть форма, два меча и четыре пистолета. Он знает слова российского гимна и может нарисовать флаг России на танке или корабле.

В гостях у сказки. Робин Гуд: правда и ложь и о «благородном разбойники»

Давайте попробуем задуматься, насколько благороден этот разбойник и какую «помощь» на самом деле он оказывает крестьянам.

image

Все это вроде бы и дела-то житейские. Вроде бы семья – это люди, которые поддерживают друг друга и в радости, и в горе… Увы, на деле часто получается так, что единственным недостойным поддержки оказывается в семье муж.

Свежие статьи
Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.

Мужчина и его остров

Несколько слов о мужском внесемейном досуге.