Вячеслав Лопатин: если у папы только работа, чем он будет увлекать детей?

Папа должен заботиться о семье, ходить на работу, воспитывать детей… А если папа – человек творческий, насколько хорошо он может выполнять эти свои функции? Может ли отец семейства тратить время на увлечения, не приносящие доход? О том, как творчество влияет на семью, «Батя» поговорил с питерским музыкантом и отцом двоих детей Вячеславом Лопатиным.

 

Вячеслав Лопатин работает сборщиком мебели. Автор-исполнитель. В прошлом – актёр и музыкант театра памяти Виктора Цоя «Место слева». Лидер группы «Ехай» (названа по пьесе Нины Садур). Выпустил два сольных альбома. Воспитывает сына Даниила 12-ти лет и дочь Ольгу 6-ти лет. Выступает дуэтом с сыном. Увлекается съемкой клипов на свои песни. Уложив детей спать, любит сидеть за компьютером и монтировать.

 

Вячеслав Лопатин. «Свет мой»

Вячеслав Лопатин. «Дудочка»

Вячеслав Лопатин. «Божия коровка»

Вячеслав Лопатин. «Ангел»

 

Театр-семья и из театра в семью

 

Вячеслав Лопатин. 2001 год

Вячеслав Лопатин. 2001 год

– Я не хотел в театр, мне просто хотелось петь свои песни. Но мне предложили попробовать, и в итоге восемь лет я провёл в театре. Для меня это было становление, там я получил направление всего моего последующего творчества, там сформировались мои взгляды на жизнь.

 

– Когда режиссер театра Татьяна Коссара вспоминает те времена, она любит подчёркивать, что для вас это был не просто театр с неким репертуаром, а способ при помощи тех или иных постановок проживать и понимать какие-то периоды своей жизни, принимать решения. По её словам, это было не только художественное творчество, но и духовное делание.

 

– Согласен, это не был просто театр. Если не для Татьяны Дмитриевны, то для нас спектакли были далеко не на первом месте. Главным для нас, актёров театра, было душевное родство – это была своего рода семья. Надо сказать, что Татьяна Дмитриевна этого и добивалась. И в своей работе она отталкивалась от наших переживаний.

 

Вот даже на моём примере: когда я пришёл, мне не хотелось делать какие-то классические пьесы, я был далёк от этого. Она спрашивает: «Чего ты хочешь?» Я начал описывать героя из некой воображаемой пьесы: «Он должен быть такой и такой… чуткий…» Она схватила тетрадку и начала писать: «Герой: чуткий…» и так далее. И вот по нашим нелепым юношеским высказываниям она придумала спектакль «Лестница». То есть она реагировала спектаклями на наши проблемы, спектакли вырастали из каких-то наших вопросов.

 

В результате внутри каждого из нас происходили глобальные изменения, это была работа, бурное развитие. Да, у кого-то что-то поломалось внутри… Это как бурная река – можно по ней далеко уплыть, а можно разбить лодку и самому пораниться.

 

– Ко Христу, к Церкви вы пришли тогда же?..

 

– Да, Татьяна Дмитриевна активно вела миссионерские разговоры. Доходило даже до срыва репетиций. Кто-то приходил с вопросом, касающимся жизни и Бога – она останавливала репетицию и могла на беседу по этому вопросу потратить час или два. И потом она водила нас на наши первые исповеди, первые Причастия.

 

Когда мы стали уже немножко воцерковлённые, почитали Иоанна Златоуста, ещё кого-то, то увидели, что Церковь к театру относится неоднозначно. И у нас встал вопрос: «Если мы христиане, как же мы можем театром заниматься?» Татьяна Дмитриевна поехала к отцу Иоанну (Крестьянкину), который наш театр благословил, сказав, что надо находиться в том месте, где Господь призвал, а театр может быть ступенькой к храму. Дальше мы так наш театр и воспринимали. Тем более, это была середина 90-х, когда не было такого количества воскресных школ и других очагов православной культуры.

 

– Опыт близкого общения с людьми, который вы получили в «Место слева», помог позже в семейной жизни?

 

– Хотя Татьяна Дмитриевна готовила всех нас в том числе и к семейным отношениям, но, думаю, все мы потом не избежали некоторых разочарований – всё-таки в обычной жизни всё немножко по-другому. Мне кажется, в театре были тепличные условия, многое идеализировалось, часто желаемое принималось за действительное.

 

У нас в театре образовалось несколько семей. Но трудности были из-за того, что театр – это одно, а быт-то – другое, в быту человеку нужны ещё какие-то качества. Если творческий человек может быть одновременно и практичным, то ему в семейной жизни проще. А если он весь «в облаках», то, конечно, его близким с ним тяжело.

Вячеслав Лопатин

Вячеслав Лопатин

Дуэт отца и сына

 

– Сегодня вы часто выступаете дуэтом со своим сыном. Как Даня начал вам подыгрывать?

 

– Первый раз на сцене Даня оказался, когда ему было три года. Это было в клубе авторской песни «Восход». Помню, Лена, жена моя, рассказывала: «Ты пошёл выступать, я вдруг обнаруживаю, что Даня исчез. Ищу его в зале, вдруг смотрю – он выскакивает на сцену, ты начинаешь играть, а он стоит рядом. Так и отстоял всё твоё выступление». То есть ему просто нужно было побыть на сцене (смеётся).

 

Вячеслав и Даниил Лопатины

Вячеслав и Даниил Лопатины

В пять лет он пошёл учиться играть на блок-флейте. А если так, то как же не подыграть? Так что второй раз со мной на сцене Даня уже играл на блок-флейте. Года три назад он стал играть и на кларнете. Теперь мы выбираем песни для совместного исполнения так: какие-то особенно нравятся Дане, какие-то я предлагаю сам, если вижу в них кларнет.

 

– Кто из вас придумывает партии для кларнета?

 

– У меня есть какая-то идея, Даня подхватывает. В одной песне у нас было, что он забыл ранее придуманную мелодию и сыграл по-другому, а мне этот вариант понравился больше. Ещё в одной песне, в блюзе, он сымпровизировал удачно, сразу «воткнулся».

 

Это полностью его исполнение, я даже без понятия, какие он там ноты играет. Но вообще у нас получается совместное творчество.

 

– Можно ли вас назвать группой? Или это всё-таки именно ваше дело, а Даня только помощник, сессионный музыкант?

 

– Я не знаю… Просто мне хочется играть не просто под гитару, а с другими инструментами. А тут сын на инструменте играет – почему же его не позвать? И дуэт у нас же сложился. Если Даня бросит музыку, мне, конечно, его будет не хватать. К тому же, Даня, может, пока не очень задумывается о содержании моих песен, но тексты, если что, подсказывает – у папы-то голова дырявая (смеётся).

 

– А дочка ваша играет на чём-то?

 

– Оля серьёзно музыкой не занимается – некому водить её в музыкальную школу пока. Но пару простых вещей на пианино играет – Даня показал. Ещё она танцует под любую хорошую музыку.

Даниил Лопатин

Даниил Лопатин

Зачем семьянину творчество?

 

– Вы продолжаете заниматься творчеством, хотя особых амбиций у вас нет. Что вами движет?

 

– Во-первых, что-то появляется и мне хочется это записать. Это радостно, когда видишь, как что-то получилось – текст, в котором выражены какие-то мои чувства, какие-то картинки. А во-вторых, знакомые спрашивают, есть ли что новенькое. Вот у меня есть друг, который живёт в Адлере. Мы видимся раз в год или реже – он приезжает в Петербург, и ему хочется в том числе послушать и какую-то мою новую тему. Это как-то обязывает – я думаю: «Как же Игорь приедет, а у меня нет новой песни?» (смеётся).

 

– А могут ли взрослые люди, семейные, серьёзно работать в творческом коллективе (не важно, что это — театр, музыкальная группа, ещё что-то), если этот коллектив – не бизнес-проект?

 

– Конечно, могут. Всё зависит от личного нестареемого внутреннего мира и от стечения обстоятельств, позволяющих выкроить свободное время.

 

Вячеслав Лопатин

Вячеслав Лопатин

– По-вашему, если человек имеет склонность к какому-то виду творчества, не приносящему доход, должно ли быть к этому его делу какое-то особое отношение со стороны его близких?

 

– Тут так не стоит вопрос: должно – не должно. Тут важно, способна ли его «вторая половина» на это особое отношение – даже если он просто какие-то каляки-маляки любит рисовать. Если человек без этого занятия чувствует себя несчастным, надо давать ему возможность как-то этим заниматься.

 

Я стараюсь находить время для моих «каляк-маляк», хотя его на это часто не хватает. С одной стороны, может показаться, что моё творчество отвлекает меня от семьи. С другой стороны, без него будет гораздо хуже.

 

Это нормально, если отец семейства реализует себя не только в зарабатывании денег. Иначе чем он, например, будет увлекать детей?

 

Вот Даня увлёкся музыкой, играет на кларнете. Не знаю, надолго ли это, может, потом ему и надоест. Но пока у нас это вариант совместной деятельности. Музыка – это ещё один способ что-то вместе поделать. Так же как на даче: я что-то делаю по дому, и он хватает пилу – он участвует в чём-то вместе с отцом. Или вот сейчас клеим планер – модель. Осталось хвост доклеить. Просто у сына с руками всё в порядке, и это надо развивать. Не хочу, чтобы он всё своё свободное время проводил в интернете, надо, чтобы он делал что-то руками. Не буду же я его воспитывать только на мультиках.



Автор: Игорь Лунев, 16 декабря 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Игорь Лунев
Музыкант, автор-исполнитель, поэт. Публиковался в альманахах «Мариенталь», «Тритон», «Паруслов», «Вокзал» и др., а также на различных интернет-ресурсах. С 2002-го года постоянно занимается журналистикой. Сын Игоря, Максим, родился в 1995-м году.
ДРУГИЕ СТАТЬИ РАЗДЕЛА
Душа поет от радости

Мы садимся кругом. Кидаю мячик и спрашиваю, кем хочет быть ребёнок? Он думает и делится со мной своей сокровенной мечтой. Затем я узнаю, какими качествами обладает персонаж, чего герой боится, и начинаю сочинять сказку, дети включаются в процесс и помогают мне. В ткань сценария помещаю народные песни и танцы.

12 клипов про отцовство

Песен про пап меньше, чем песен про мам… Видеоклипов на эти песни, соответственно, еще меньше. «Батя» подобрал 12 разных по стилям, качеству и настроению клипов про отцов так, чтобы раскрыть разные стороны взаимоотношений отцов и детей.

Семья Битюковых и средневековая музыка

Священник и необычный музыкант Андрей Битюков о музыке вообще и о музыке эпохи средневековья, о том, полезны ли семейные хобби и нужно ли специально вовлекать детей в какие-то занятия.

Свежие статьи
nedetsky_mir_min_1

Размышления отца о том, можно ли и нужно ли оберегать ребенка от окружающего мира, если, повзрослев, он все равно столкнется с «правдой жизни» и всяческими соблазнами?

Записки приемного отца. 5 страшных минут из жизни папы

«Где мой ребенок?!» Размышления о детской самостоятельности.

lubimov_min

Актер театра и кино Илья Любимов размышляет о родительской жертве и об одиночестве детской души.